Госпошлина

Принцип Пропорциональности Взыскания Судебных Расходов В 2023 Году

Принцип Пропорциональности Взыскания Судебных Расходов В 2023 Году

9 май 2023

Классическая ситуация, в которой сторона судебного спора компенсирует судебные расходы, возникшие у нее при рассмотрении дела в суде первой инстанции, в юридической практике не вызывает разночтений.

В сроки, установленные процессуальным законом, они подлежат безусловной компенсации стороне, в пользу которой принят судебный акт.

Так же обстоят дела и с судебными расходами, понесенными в связи с рассмотрением апелляционных и кассационных жалоб по основному делу. 

Но вот как быть с расходами, которые сторона несет в процессе взыскания судебных расходов? Подлежат ли они компенсации? Если да, то когда, и в каком порядке их нужно заявлять? А если сторона не согласна с взысканными в ее пользу судебными расходами.

Может ли она в последующем рассчитывать на компенсацию расходов, понесенных ею на представительство в судах вышестоящих инстанций? В 2012 г.

Высший арбитражный суд РФ сделал категоричный вывод о том, что арбитражный процесс не делает исключений и предоставляет безусловное право на возмещение судебных расходов.

Это относится и к расходам, которые непосредственно связаны с рассмотрением спора, так и к расходам, понесенным лицами в связи с обжалованием судебного акта, который был принят по вопросу о судебных расходах. То есть, суд применительно к ст. 112 АПК РФ фактически превратил процесс взыскания судебных расходов в бесконечную череду одноименных дел. 

 Примечательно, что предложенная ВАС РФ концепция активно применялась судами вплоть до 2016 г.

Справедливости ради стоит отметить, что такой вывод в полной мере соответствовал буквальному толкованию норм процессуального закона и не вызывал споров на практике.

Однако иная правовая позиция, высказанная Конституционным судом РФ, как минимум дважды, серьезно запутала как участников процесса, так и нижестоящие суды. В частности, 

  • в 2013 г. Конституционный суд РФ, рассматривая жалобу физического лица, пришел к диаметрально противоположному выводу: требование о взыскании судебных расходов не является самостоятельным имущественным требованием, а значит, участие в таком деле не порождает дополнительного права на возмещение судебных расходов в соответствии с нормами ГПК РФ. Стоит обратить внимание, что предметом рассмотрения КС РФ стало дело, в котором заявитель жалобы выступал в качестве ответчика против требований о взыскании судебных расходов и на уровне кассации получил положительный для себя судебный акт. Понеся расходы на защиту, он попытался компенсировать их в судебном порядке. 
  • в 2016 г. Конституционный суд РФ при рассмотрении аналогичной жалобы, но уже со ссылкой на не конституционность соответствующих норм АПК РФ, последовательно поддержал сделанные ранее выводы: требование о взыскании судебных расходов осуществляется в рамках гражданского дела, по которому судом уже принято решение по существу, и поэтому оно не составляет отдельного гражданского дела, а значит не порождает права на возмещение расходов. В этом деле, в отличие от указанного абзацем выше, заявитель занимал активную процессуальную позицию и взыскал судебные расходы с оппонента, последовательно пройдя несколько вышестоящих судебных инстанций, в т.ч. президиум ВАС РФ. За время рассмотрения дела о взыскании судебных расходов он понес новые расходы и именно их пытался взыскать с процессуального оппонента. 

В результате такого конституционного толкования в практике стали появляться прецеденты, когда лицу, имеющему право на взыскание судебных расходов, стали отказывать во взыскании расходов на оплату услуг представителя, которые он понес и о которых он заявил непосредственно при рассмотрении его заявления о взыскании судебных расходов.  

Именно такая ситуация в 2014 г. стала основанием для еще одной жалобы в Конституционный суд РФ. Суд и в этом случае не увидел нарушений конституционных прав заявителя.

Суд первой инстанции удовлетворил требования о взыскании судебных расходов, которые заявитель понес при рассмотрении дела по существу, но отказал во взыскании расходов на оплату услуг представителя при рассмотрении заявления о взыскании таких расходов.

И если в 2012 году ВАС РФ дал безграничные возможности для взыскания судебных расходов по принципу процессуальной «матрешки», то уже в 2014 г., КС РФ, при неизменности анализируемых норм права, такую возможность фактически полностью нивелировал.

Единообразие в рассматриваемом вопросе появилось только после принятия постановления Пленума Верховного Суда РФ, которое посвящено вопросам возмещения издержек, связанных с рассмотрением дела.

Во-первых, ВС РФ указал, что судебные издержки возмещаются только при разрешении судами материально-правовых споров и в этой части дословно повторил позицию КС РФ.

А, следовательно, издержки, понесенные при рассмотрении дел об установлении фактов имеющих юридическое значение и прочих подобных дел, направленных не на разрешение материально-правового спора, относятся на лиц, участвующих в деле, которые их понесли, и не подлежат распределению по правилам гл. 7 ГПК и гл. 9 АПК РФ. 

Во-вторых, ВС РФ указал, что при рассмотрении заявления о судебных издержках суд должен разрешить вопрос об их распределении, связанных с рассмотрением данного заявления. Заявление о возмещении издержек, поданное после вынесения определения о судебных издержках, не подлежит принятию к производству и рассмотрению.

В-третьих, реализуя право на компенсацию судебных расходов, как до, так и после принятия судебного акта, лицо, участвующее в деле, может взыскать только те расходы, которые понесены в связи с рассмотрением основного дела. 

  Итак, отвечая на поставленные выше вопросы можно с уверенностью констатировать, что: 

  • Судебные издержки, возникающие у стороны, при взыскании судебных расходов подлежат распределению в судебном порядке. Но сделать это можно только одновременно с рассмотрением заявления о взыскании судебных расходов по делу. Заявление, поданное позднее, не будет принято судом к производству. Это правило в полной мере распространяется на процедуру взыскания судебных расходов в судах апелляционной и кассационной инстанции при обжаловании судебного акта по основному делу. 
  • Судебные издержки, понесенные стороной при обжаловании определения о возмещении (или отказе в возмещении) судебных расходов, не являясь материально-правовым спором, не подлежат взысканию в порядке, предусмотренным процессуальным кодексом. 

 Подтверждением сделанных выводов может служить подборка практики уровня ВС РФ за последние два года по исследуемому вопросу.

Пропорциональность возмещения судебных издержек. Чем обосновано правило из Пленума №1 ВС РФ?

В пункте 21 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.01.2016 N 1 «О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении издержек, связанных с рассмотрением дела» указано:

Положения процессуального законодательства о пропорциональном возмещении (распределении) судебных издержек (статьи 98, 102, 103 ГПК РФ, статья 111 КАС РФ, статья 110 АПК РФ) не подлежат применению при разрешении:1.

иска неимущественного характера, в том числе имеющего денежную оценку требования, направленного на защиту личных неимущественных прав (например, о компенсации морального вреда);2.

иска имущественного характера, не подлежащего оценке (например, о пресечении действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения);На этот пункт активно ссылаются суды, он часто упоминается в х к процессуальным кодексам, в научных статьях по тематике процессуального права. Однако я не видел, чтобы суды, применяя эту норму, или сами юристы задавались вопросом о том, чем обосновано такое решение.

https://www.youtube.com/watch?v=E46GdHaGrU8\u0026pp=ygV50J_RgNC40L3RhtC40L8g0J_RgNC-0L_QvtGA0YbQuNC-0L3QsNC70YzQvdC-0YHRgtC4INCS0LfRi9GB0LrQsNC90LjRjyDQodGD0LTQtdCx0L3Ri9GFINCg0LDRgdGF0L7QtNC-0LIg0JIgMjAyMyDQk9C-0LTRgw%3D%3D

В то же время, ничего очевидного, не требующего пояснений, в этом правиле нет. Так, например, в Концепции единого Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации предложен противоположный подход, по крайней мере в отношении неимущественных требований:

«Кроме того, принцип пропорционального распределения судебных расходов следует распространить также на неимущественные требования, определив, что в случае частичного их удовлетворения судебные расходы распределяются между сторонами пропорционально в равных долях»С моей точки зрения, норма закрепленная в этом пункте ПП ВС, является неправильной.

Первое.  В качестве общих замечаний — при таком подходе игнорируется тот факт, что одна сторона в споре была гораздо более права, чем другая, но просто потому, что она защищается, она должна оплачивать судебные издержки в полном объеме, при этом самому ответчику не заплатят ничего.

Истец может заявлять необоснованные и завышенные требования, пытаться обмануть суд, но даже если его требование будет удовлетворено хотя бы на 1%, в контексте судебных издержек он получит все, а ответчик ничего.

Взыскивалось 100000 рублей морального вреда, удовлетворили 1000 рублей, оспаривалось 10 пунктов договора, был признан недействительным один, приводить примеров можно много.

Второе. Эта норма приводит к тому, что Истец лишается всякой мотивации проводить адекватную оценку своих требований. Зачем? Можно просто заявить о компенсации в размере миллионов, миллиардов рублей. Суд удовлетворит на 1000, 5000, 10000, как повезет, но никаких неблагоприятных последствий для такого истца не будет.

Из-за неприменения принципа пропорциональности с него издержки не взыщут, а вот он получит их в полном объеме. Предъявление необоснованных требований никак не наказывается. Такая ситуация является нормальной? С требованиями, например, о признании определенных пунктов договора недействительными, та же ситуация.

Можно заявлять требования о признании недействительными вообще 99% пунктов договора, пусть суд разбирается с каждым пунктом.

Третье. это правило порождает, в теории, абсолютно абсурдные ситуации, например такую. Предъявляется иск о компенсации морального вреда в размере 50000 рублей, удовлетворяется на 5000. Судебные издержки, истцом будут взысканы в полном объеме, допустим их размер 20000 рублей.  Всего ответчик потерял 25000 рублей.Чуть изменим условия.

Помимо требования о компенсации морального вреда предъявляется также выдуманное и ложное требование имущественного, подлежащего оценке характера. Допустим, оно составляет 15000 рублей. Ответчик точно знает, что истец никогда не сможет доказать это требование, и его точно не удовлетворят. Однако, ему выгодно признать иск в части.

Как же так? Допустим, ответчик признает это требование в размере 7500 рублей. В таком случае, в соответствии с судебной практикой, суды будут считать пропорциональность по имущественному требованию. В этом случае, с ответчика взыщут 7500 выдуманного долга, 5000 морального вреда, 10000 судебных издержек (т.к.

взыскали 50% долга, подлежит взысканию и только 50% издержек), итого 22500 рублей.

 Возможно мой казус фантастический, поэтому приведу другой, более реалистичный. Предъявляются 2 требования — неустойка в размере 15000 руб, моральный вред 5000, и дополнительно расходы на услуги представителя 20000 (в качестве условия допустим, что эта сумма является разумной и незавышенной).

В ситуациях подобной этой, истец должен максимально четко определять свое основное имущественное требование. Почему? Потому что если он ошибется значительно, ему будет выгодно вообще не предъявлять требование о взыскании неустойки. Представим, что удовлетворили неустойку 7500, моральный вред 5000, расходы на представителя, соответственно, будут 10000, т.к.

Читайте также:  Льготы При Поступлении В Колледж В 2023 Году

50% от основного требования, а моральный вред в общую сумму расчета не включается. Истец получает 22500 рублей. А что, если бы истец предъявил только требование о компенсации морального вреда в размере 5000? При первой ситуации удовлетворили 5000 рублей, здесь удовлетворят столько же, а вот судебные расходы будут уже 20000. То есть он получает 25000 рублей.

При этом, даже если удовлетворят всего 2500 морального вреда, 20000 у него есть в любом случае (даже если удовлетворят 100 рублей!). А вот если предъявлять неустойку, если ошибиться больше чем на 50%, последствия вообще будут плачевными, от издержек мало что останется.  Эта ситуация прямо противоположная ситуации из абзаца «второе».

 Если там истцу вообще нет смысла разумно оценивать свои требования, то в этой ситуации он должен делать это максимально четко.

 Такие ситуации не могут быть признаны правильными и нормальными, это паталогия, вызванная вредной нормой права.

Еще один шаг к переосмыслению порядка взыскания судебных расходов?

14 июля Верховный Суд РФ (далее – ВС) вынес Определение № 309-ЭС18-12370 (далее – Определение) по спору о взыскании судебных расходов с истца, в чью пользу ранее суд частично взыскал с ответчиков убытки.

Когда с частично выигравшей спор о взыскании убытков стороны не удастся взыскать судебные расходы? Как указал ВС, если суд взыскал с ответчика убытки в меньшем, чем было заявлено истцом, размере из-за невозможности установить их точный размер, то возложение на истца судебных расходов не может быть признано справедливым

По общему правилу в случае частичного удовлетворения исковых требований судебные расходы распределяются пропорционально. Исключения из него перечислены в п. 21 Постановления Пленума ВС от 21 января 2016 г. № 1 (далее – Постановление Пленума ВС № 1).

При этом основания считать их перечень сформированным по принципу закрытого (numerus clauses) отсутствуют. Разнообразие споров неизбежно влечет возникновение ситуаций, когда формальное применение нормы не отвечает принципу справедливости.

Поэтому даже сформированный ВС перечень исключений не охватывает всю палитру жизненных и процессуальных обстоятельств.

В рассматриваемом деле Коллегия по экономическим спорам ВС фактически расширила круг оснований, при которых можно отступить от принципа пропорционального распределения судебных расходов. Между тем, на мой взгляд, не следует ожидать распространенного применения данной правовой позиции к случаям частичного удовлетворения исковых требований в силу нескольких причин.

Во-первых, суду каждый раз придется достаточно тонко разграничивать ситуации, когда истцу было отказано в удовлетворении части требований в связи с их заведомой необоснованностью или невыполнением обязанности по доказыванию части его убытков, и случаи, когда суд реализовал свои дискреционные полномочия и на основе судебного усмотрения определил размер убытков, которые невозможно точно установить.

Очевидно, что реализация первого сценария (отказ в удовлетворении части требований в связи с их заведомой необоснованностью или невыполнением обязанности по доказыванию части убытков) не должна освобождать истца от возмещения пропорциональной доли судебных расходов ответчика.

Заявляя требования в завышенном размере, истец в силу ст. 9 АПК РФ несет риск наступления последствий совершения им процессуальных действий.

В рассматриваемой ситуации такой риск заключается в возложении на него судебных расходов пропорционально размеру необоснованно заявленных требований.

Во-вторых, значимость для других споров аргументации, приведенной в обсуждаемом Определении, полагаю, умаляет тот факт, что заявление ответчика о возмещении судебных расходов на оплату услуг представителя в связи с частичным удовлетворением исковых требований было отклонено, в том числе на основании ст. 10 ГК РФ. Поэтому неясно, в какой степени аргументы о невозможности точно установить размер убытков и реализации судом его дискреционных полномочий повлияли на окончательное решение Коллегии ВС.

К сожалению, в Определении не указано, в чем именно выразилось злоупотребление правом. Высшая судебная инстанция в данной части ограничилась абстрактной ссылкой на ст. 10 ГК РФ вместо того, чтобы прямо обозначить конкретное проявление недобросовестности.

Не в том ли состояло злоупотребление правом, что ответчик нанял юристов, чтобы защищаться от иска? Или в том, что фактически был признан виновным в причинении обществу убытков, но при этом просил взыскать расходы, поскольку формальное применение закона это позволяет? Вопрос остается открытым.

В-третьих, в данном случае проявляется специфика корпоративных споров – в частности, исков в защиту интересов хозяйственного общества. В корпоративных отношениях проблема информационной асимметрии и недостатка доказательств со стороны миноритариев проявляется наиболее полно.

Заявляя иск, истец по общему правилу должен соотнести его размер со своими имущественными потерями. Однако участник в данном случае действует в качестве представителя общества и не является лицом, непосредственно потерпевшим убытки.

В связи с этим у него возникают трудности с определением размера убытков, а завышенные требования не преследуют цель личного обогащения, поскольку требования удовлетворяются в пользу корпорации.

Поэтому подход Коллегии выглядит обоснованным – по меньшей мере, для указанной категорий споров со схожими фактическими обстоятельствами.

Полагаю, что правовую позицию, явившуюся основанием для принятия комментируемого Определения (ratio decidendi), можно выразить следующей формулой: если размер заявленных требований объективно не может быть точно оценен на основании представленных доказательств, которые обычно являются достаточными (т.е. истец выполнил свою обязанность по доказыванию), а определяется усмотрением суда, правило о пропорциональном распределении расходов не подлежит применению.

Можно ли при частичном удовлетворении иска присудить ответчику расходы больше компенсации истцу?ВС посчитал, что в таком случае несправедливо возлагать на правообладателя товарного знака обязанность возместить расходы ответчика на представителя, в несколько раз превышающие компенсацию, итоговый размер которой определяет суд, а не истец

Анализ практики ВС свидетельствует, на мой взгляд, о зарождении идеи отказа от пропорционального распределения судебных расходов в случаях, которые прямо не названы в Постановлении Пленума ВС № 1. Следует обратить внимание на Определение ВС от 26 февраля 2020 г.

№ 305-ЭС19-26346, вызвавшее широкую дискуссию на юридических форумах и в блогах. Суды, признав нарушение прав правообладателя, взыскали только 2% от заявленной компенсации за незаконное использование товарного знака.

В свою очередь, когда ответчик взыскал расходы пропорционально удовлетворенным требованиям, сальдо их взаимных обязательств оказалось не в пользу правообладателя, чье право было нарушено.

Тогда в дело вмешалась высшая судебная инстанция, поскольку такая ситуация ограничивает возможность защиты прав, не соответствует требованиям справедливости, равенства и соблюдения баланса прав и законных интересов сторон.

Изложенное позволяет увидеть вектор развития судебной практики по распределению судебных расходов при частичном удовлетворении требований.

Когда пропорциональное распределение судебных расходов с учетом обстоятельств дела приводит к явно несправедливому результату – например, ограничивает возможность защиты нарушенных прав либо сопряжено с дискрецией суда в части определения размера убытков, которые иным образом определить нельзя, – применять его не следует.

Между тем отступление от закона должно иметь серьезные основания, происходить лишь в исключительных случаях и – самое главное – суды должны внятно его обосновывать.

В рассматриваемом деле отступление произошло в случае менее вопиющем, нежели приведенном в Определении ВС от 26 февраля. Возможно, это следующий шаг на пути переосмысления подхода к применению нормы абз. 2 ч. 1 ст. 110 АПК РФ и соответствующий сигнал нижестоящим судам.

Принцип пропорциональности взыскания судебных расходов в 2023 году – Юридическая поддержка

ГУП взыскало с ЖСК 119 000 руб., хотя изначально просило 140 000 руб. Заявитель обжаловал это решение в части оставшихся 21 000 руб., но безуспешно. После этого кооператив попросил возместить ему расходы на оплату услуг представителя в апелляции и кассации. Суды разошлись во мнениях: нужно ли в таком случае применять принцип пропорциональности или ответчику полагаются судрасходы в полном объеме. В итоге дело дошло до Верховного суда, и на заседании юрист ГУП настаивал, что судебный процесс считается единой процедурой, а представитель ЖСК ссылался на принцип справедливости.

https://www.youtube.com/watch?v=E46GdHaGrU8\u0026pp=YAHIAQE%3D

ГУП «Топливно-энергетический комплекс Санкт-Петербурга» подало иск к ЖСК № 1365, чтобы взыскать 140 000 руб. неустойки за несвоевременную оплату тепловой энергии.

АС Санкт-Петербурга и Ленобласти удовлетворил требования частично и взыскал с ответчика 119 000 руб. Истец попробовал обжаловать это решение в отказной части, но безуспешно: вышестоящие суды лишь подтвердили выводы первой инстанции.

После этого ЖСК попросил возместить ему 60 000 руб. расходов на оплату работы представителя в апелляции и кассации.

АС Санкт-Петербурга и Ленобласти счел, что разумная стоимость услуг составила 30 000 руб. При этом взыскала первая инстанция в пользу ЖСК намного меньше — всего 4539 руб.

Она решила, что расходы в таком случае должны распределяться пропорционально размеру удовлетворенных требований: раз требования истца удовлетворены на 85%, значит, 85% должен оплатить сам ответчик и только оставшиеся 15% — истец.

Апелляция с таким выводом не согласилась и взыскала в пользу ЖСК 30 000 руб. Она сослалась на п. 30 Постановления Пленума ВС от 21.01.2016 № 1, согласно которому лицо, в пользу которого принят итоговый акт апелляции, кассации или надзора, имеет право на возмещение судебных издержек, понесенных в ходе рассмотрения дела в соответствующей инстанции.

В настоящем деле ГУП оспаривало решение первой инстанции только в части отказа. Апелляция и кассация жалобы предприятия отклонили. Следовательно, ЖСК имеет право на возмещение своих судрасходов в разумном пределе без применения правила о пропорциональном взыскании, подчеркнул 13-й ААС. Но АС Северо-Западного округа подтвердил позицию первой инстанции.

Тогда ответчик обратился в Верховный суд.

Нераспределенная госпошлина

Первым на заседании в ВС выступил представитель ЖСК Константин Слепченок.

Он обратил внимание судей, что пропорциональное распределение расходов на представителя, исходя из итогов рассмотрения дела в первой инстанции, противоречит и ст. 110 АПК («Распределение судрасходов между лицами, участвующими в деле»), и п. 30 Постановления Пленума ВС от 21.01.2016 № 1.

Бывают случаи, когда первая инстанция полностью удовлетворяет иск, но заявитель не согласен с мотивировкой.

Он подает жалобу и, следуя позиции, которую заняла в рассматриваемом деле первая инстанция и суд округа, может рассчитывать на полное погашение своих судрасходов.

При этом ответчик, который занимает активную процессуальную позицию при рассмотрении жалобы, не получит ничего, заметил Слепченок. Это, по его словам, противоречит принципу справедливости.

Еще один аргумент представителя ЖСК касался непоследовательности кассации. Когда суд округа отклонил жалобу ГУП по основному спору, то не указал на необходимость вернуть истцу часть госпошлины. То есть в отношении расходов на представителей суд применил принцип пропорциональности, а в отношении госпошлины — нет.

— Вы считаете, что у госпошлины и расходов на представителя единая природа? — уточнил у Слепченок председательствующий судья Олег Шилохвост.

— Если подходить формально, то АПК не предусматривает никакой разницы в их возмещении. Хотя, наверное, правовая природа у них все же немного разная, и порой эти расходы могут взыскиваться дифференцировано, но это не наш случай, — заверил Слепченок.

«Вы потребовали возместить только расходы на представление интересов в апелляции и кассации. Какое решение должен был принять суд, если бы ваше заявление касалось судрасходов по делу в целом?» — задал еще один вопрос Шилохвост.

Слепченок пояснил, что ЖСК не требовал оплатить участие представителей в первой инстанции, потому что интересы кооператива в АС Санкт-Петербурга и Ленобласти они представляли бесплатно.

Суммы же вознаграждения за участия в апелляции и кассации в договоре прописали отдельно.

— Если стоимость услуг не разбили по инстанциям, то осталась бы только общая сумма? Вы допускаете, что в таком случае возможно отступление от подхода, который вы отстаиваете? — поинтересовался Шилохвост.

— Когда сумму нельзя разделить, то, наверное, действительно должен применяться иной подход, — согласился Слепченок.

— А это не уничтожает вашу правовую позицию? Она же должна быть универсальна, — заметил судья.

— Ситуация, о которой вы говорите, скорее, исключение из общего правила. Обычно можно определить сумму расходов на представление интересов в конкретной инстанции. Если по какой-то причине этого сделать нельзя, то тогда можно руководствоваться принципом пропорциональности или судебного усмотрения, чтобы вывести причитающуюся сумму.

Единый процесс

После этого свою позицию представил юрист ГУП Петр Чугунков. По его словам, судебный процесс, который включает в себя апелляционное и кассационное обжалование, представляет собой единую процедуру. Учитывая это, принцип пропорциональности нужно применять ко всему делу, подчеркнул Чугунов.

https://www.youtube.com/watch?v=3YxRa_644iM\u0026pp=ygV50J_RgNC40L3RhtC40L8g0J_RgNC-0L_QvtGA0YbQuNC-0L3QsNC70YzQvdC-0YHRgtC4INCS0LfRi9GB0LrQsNC90LjRjyDQodGD0LTQtdCx0L3Ri9GFINCg0LDRgdGF0L7QtNC-0LIg0JIgMjAyMyDQk9C-0LTRgw%3D%3D

Иначе одна из сторон лишится права на дальнейшее обжалование, добавила Евгения Гаврилова — еще один представитель ГУП. Ведь если она этим правом воспользуется, то возложит на себя излишние издержки ее оппонента, пояснила юрист.

«А может, в этом случае сторона просто критичнее оценит свою правовую позицию с точки зрения ее принятия судом? Разве так нельзя истолковать то, что вы говорите?» — удивился Шилохвост.

В ответ Гаврилова признала, что озвученный ею подход действительно излишне категоричен.

— Вы безуспешно обжаловали решение первой инстанции только в части отказа. Вы настаиваете, что в рассматриваемом случае акты апелляции и кассации приняты только частично в пользу ответчика. Где здесь частичность? Ведь для того, чтобы была пропорциональность, должна быть частичность, — задал еще один вопрос председательствующий.

— При обжаловании мы не согласились с применением позиции ответчика относительно расчета [неустойки], — пояснил Чугунков.

— Разве апелляция и кассация исследовали вопрос об обоснованности удовлетворения иска в той части, в которой его удовлетворила первая инстанция? — уточнил судья.

— Исследовали, поскольку проверяли расчеты, — подчеркнул юрист истца.

— Тогда тем более нет никакой частичности и, следовательно, никакой пропорциональности. Поскольку ваш расчет, который привел к частичному отказу, апелляция и кассация не приняли.

Тройка судей ненадолго удалилась в совещательную комнату, по возвращению из которой определила: отменить акт окружного суда и оставить в силе постановление апелляции (дело № А56-86521/2017). Таким образом, ЖСК получит 30 000 руб. в качестве возмещения судебных расходов.

Статья 98 ГПК РФ. Распределение судебных расходов между сторонами (действующая редакция)

1. Стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы, за исключением случаев, предусмотренных частью второй статьи 96 настоящего Кодекса.

В случае, если иск удовлетворен частично, указанные в настоящей статье судебные расходы присуждаются истцу пропорционально размеру удовлетворенных судом исковых требований, а ответчику пропорционально той части исковых требований, в которой истцу отказано.

2. Правила, изложенные в части первой настоящей статьи, относятся также к распределению судебных расходов, понесенных сторонами в связи с ведением дела в апелляционной, кассационной и надзорной инстанциях.

3. В случае, если суд вышестоящей инстанции, не передавая дело на новое рассмотрение, изменит состоявшееся решение суда нижестоящей инстанции или примет новое решение, он соответственно изменяет распределение судебных расходов.

4. Судебные издержки, понесенные третьими лицами, не заявляющими самостоятельных требований относительно предмета спора, участвовавшими в деле на стороне, в пользу которой принят судебный акт по делу, могут быть возмещены им, если их фактическое поведение как участников судебного процесса способствовало принятию данного судебного акта.

5. Если третье лицо, не заявляющее самостоятельных требований относительно предмета спора, реализовало право на обжалование судебного акта и его жалоба была оставлена без удовлетворения, то судебные издержки, понесенные лицами, участвующими в деле, в связи с рассмотрением данной жалобы, могут быть взысканы с этого третьего лица.

6.

В случае неисполнения стороной или сторонами обязанности, предусмотренной частью первой статьи 96 настоящего Кодекса, если в дальнейшем они не произвели оплату экспертизы или оплатили ее не полностью, денежные суммы в счет выплаты вознаграждения за проведение экспертизы, а также возмещения фактических расходов эксперта, судебно-экспертного учреждения, понесенных в связи с проведением экспертизы, явкой в суд для участия в судебном заседании, подлежат взысканию с одной стороны или с обеих сторон и распределяются между ними в порядке, установленном частью первой настоящей статьи.

Еще один шаг к переосмыслению порядка взыскания судебных расходов?

14 июля Верховный Суд РФ (далее – ВС) вынес Определение № 309-ЭС18-12370 (далее – Определение) по спору о взыскании судебных расходов с истца, в чью пользу ранее суд частично взыскал с ответчиков убытки.

https://www.youtube.com/watch?v=3YxRa_644iM\u0026pp=YAHIAQE%3D

Как указал ВС, если суд взыскал с ответчика убытки в меньшем, чем было заявлено истцом, размере из-за невозможности установить их точный размер, то возложение на истца судебных расходов не может быть признано справедливым

По общему правилу в случае частичного удовлетворения исковых требований судебные расходы распределяются пропорционально. Исключения из него перечислены в п. 21 Постановления Пленума ВС от 21 января 2016 г. № 1 (далее – Постановление Пленума ВС № 1).

При этом основания считать их перечень сформированным по принципу закрытого (numerus clauses) отсутствуют. Разнообразие споров неизбежно влечет возникновение ситуаций, когда формальное применение нормы не отвечает принципу справедливости.

Поэтому даже сформированный ВС перечень исключений не охватывает всю палитру жизненных и процессуальных обстоятельств.

В рассматриваемом деле Коллегия по экономическим спорам ВС фактически расширила круг оснований, при которых можно отступить от принципа пропорционального распределения судебных расходов. Между тем, на мой взгляд, не следует ожидать распространенного применения данной правовой позиции к случаям частичного удовлетворения исковых требований в силу нескольких причин.

Во-первых, суду каждый раз придется достаточно тонко разграничивать ситуации, когда истцу было отказано в удовлетворении части требований в связи с их заведомой необоснованностью или невыполнением обязанности по доказыванию части его убытков, и случаи, когда суд реализовал свои дискреционные полномочия и на основе судебного усмотрения определил размер убытков, которые невозможно точно установить.

Очевидно, что реализация первого сценария (отказ в удовлетворении части требований в связи с их заведомой необоснованностью или невыполнением обязанности по доказыванию части убытков) не должна освобождать истца от возмещения пропорциональной доли судебных расходов ответчика.

Заявляя требования в завышенном размере, истец в силу ст. 9 АПК РФ несет риск наступления последствий совершения им процессуальных действий.

В рассматриваемой ситуации такой риск заключается в возложении на него судебных расходов пропорционально размеру необоснованно заявленных требований.

Во-вторых, значимость для других споров аргументации, приведенной в обсуждаемом Определении, полагаю, умаляет тот факт, что заявление ответчика о возмещении судебных расходов на оплату услуг представителя в связи с частичным удовлетворением исковых требований было отклонено, в том числе на основании ст. 10 ГК РФ. Поэтому неясно, в какой степени аргументы о невозможности точно установить размер убытков и реализации судом его дискреционных полномочий повлияли на окончательное решение Коллегии ВС.

К сожалению, в Определении не указано, в чем именно выразилось злоупотребление правом. Высшая судебная инстанция в данной части ограничилась абстрактной ссылкой на ст. 10 ГК РФ вместо того, чтобы прямо обозначить конкретное проявление недобросовестности.

Не в том ли состояло злоупотребление правом, что ответчик нанял юристов, чтобы защищаться от иска? Или в том, что фактически был признан виновным в причинении обществу убытков, но при этом просил взыскать расходы, поскольку формальное применение закона это позволяет? Вопрос остается открытым.

В-третьих, в данном случае проявляется специфика корпоративных споров – в частности, исков в защиту интересов хозяйственного общества. В корпоративных отношениях проблема информационной асимметрии и недостатка доказательств со стороны миноритариев проявляется наиболее полно.

Заявляя иск, истец по общему правилу должен соотнести его размер со своими имущественными потерями. Однако участник в данном случае действует в качестве представителя общества и не является лицом, непосредственно потерпевшим убытки.

В связи с этим у него возникают трудности с определением размера убытков, а завышенные требования не преследуют цель личного обогащения, поскольку требования удовлетворяются в пользу корпорации.

Поэтому подход Коллегии выглядит обоснованным – по меньшей мере, для указанной категорий споров со схожими фактическими обстоятельствами.

Полагаю, что правовую позицию, явившуюся основанием для принятия комментируемого Определения (ratio decidendi), можно выразить следующей формулой: если размер заявленных требований объективно не может быть точно оценен на основании представленных доказательств, которые обычно являются достаточными (т.е. истец выполнил свою обязанность по доказыванию), а определяется усмотрением суда, правило о пропорциональном распределении расходов не подлежит применению.

ВС посчитал, что в таком случае несправедливо возлагать на правообладателя товарного знака обязанность возместить расходы ответчика на представителя, в несколько раз превышающие компенсацию, итоговый размер которой определяет суд, а не истец

Анализ практики ВС свидетельствует, на мой взгляд, о зарождении идеи отказа от пропорционального распределения судебных расходов в случаях, которые прямо не названы в Постановлении Пленума ВС № 1. Следует обратить внимание на Определение ВС от 26 февраля 2020 г.

№ 305-ЭС19-26346, вызвавшее широкую дискуссию на юридических форумах и в блогах. Суды, признав нарушение прав правообладателя, взыскали только 2% от заявленной компенсации за незаконное использование товарного знака.

В свою очередь, когда ответчик взыскал расходы пропорционально удовлетворенным требованиям, сальдо их взаимных обязательств оказалось не в пользу правообладателя, чье право было нарушено.

Тогда в дело вмешалась высшая судебная инстанция, поскольку такая ситуация ограничивает возможность защиты прав, не соответствует требованиям справедливости, равенства и соблюдения баланса прав и законных интересов сторон.

Изложенное позволяет увидеть вектор развития судебной практики по распределению судебных расходов при частичном удовлетворении требований.

Когда пропорциональное распределение судебных расходов с учетом обстоятельств дела приводит к явно несправедливому результату – например, ограничивает возможность защиты нарушенных прав либо сопряжено с дискрецией суда в части определения размера убытков, которые иным образом определить нельзя, – применять его не следует.

Между тем отступление от закона должно иметь серьезные основания, происходить лишь в исключительных случаях и – самое главное – суды должны внятно его обосновывать.

В рассматриваемом деле отступление произошло в случае менее вопиющем, нежели приведенном в Определении ВС от 26 февраля. Возможно, это следующий шаг на пути переосмысления подхода к применению нормы абз. 2 ч. 1 ст. 110 АПК РФ и соответствующий сигнал нижестоящим судам.

Вс запретил произвольное снижение суммы судебных расходов

  • Если проигравшая судебный спор сторона не заявляет возражения и не представляет доказательства чрезмерности взыскиваемых с нее судебных расходов оппонента, то суд не вправе уменьшать их произвольно, отмечает Верховный суд РФ.
  • Мнение суда о чрезмерном размере оплаты услуг представителя победителя должно быть мотивированным, а не абстрактным, указывает высшая инстанция. 
  • Суть дела 
  • Верховный суд РФ рассмотрел дело о взыскании судебных расходов после процесса о признании недействительными результатов межевания земельного участка.
  • Выигравшая спор ответчица обратилась с иском о взыскании с истицы судебных расходов на оплату услуг представителя в размере 65 тысяч рублей. 

В обоснование заявления она указала, что в удовлетворении исковых требований к ней было отказано в полном объеме, а ее интересы в судах первой и апелляционной инстанций и кассационном суде общей юрисдикции представляла адвокат. Оплата услуг представителя подтверждается квитанциями к приходному кассовому ордеру.

  1. Решения трех инстанций 
  2. Проигравшая спор истица на заявление о взыскании судебных расходов возражений в суд не представила.
  3. Тем не менее районный суд заявление удовлетворил частично, снизив сумму на 40 тысяч рублей — до 25 тысяч. Суд первой инстанции сослался на категорию и
  4. сложность возникшего спора, количество судебных заседаний с участием представителя ответчика, объем выполненной представителем работы, сложившуюся в регионе стоимость оплаты юридических услуг, а также на требования разумности.
  5. Апелляционная и кассационная инстанции оставили решение без изменения.
  6. Позиция ВС 
  7. Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ находит, что выводы судов о взыскании судебных расходов на оплату услуг представителя в сумме 25 тысяч рублей сделаны с существенным нарушением норм процессуального права и согласиться с ними нельзя.
  8. Действительно, закон содержит гарантию взыскания с проигравшей стороны в пользу выигравшей судебных расходов в разумных пределах (часть 1 статьи 100 Гражданского процессуального кодекса РФ).

Между тем Пkенум ВС разъяснял, что суд не вправе уменьшать размер суде них издержек произвольно, если другая сторона не заявляет возражения и не представляет доказательства чрезмерности взыскиваемых с нее расходов (пункт 11 постановления от 21 января 2016 г. №1).

В целях реализации задачи судопроизводства по справедливому публичному судебному разбирательству, обеспечения необходимого баланса процессуальных прав и обязанностей сторон (статьи 2, 35 ГПК РФ, статьи 3, 45 Кодекса административного судопроизводства РФ, статьи 2, 41 Арбитражного процессуального кодекса РФ) суд вправе уменьшить размер судебных издержек, в том числе расходов на оплату услуг представителя, если заявленная к взысканию сумма, исходя из имеющихся в деле доказательств, носит явно неразумный (чрезмерный) характер, соглашается ВС. 

Разумными следует считать такие расходы на оплату услуг представителя, которые при сравнимых обстоятельствах обычно взимаются за аналогичные услуги.

При определении разумности могут учитываться объем заявленных требований, цена иска, сложность дела, объем оказанных представителем услуг, время, необходимое на подготовку им процессуальных документов, продолжительность рассмотрения дела и другие обстоятельства (пункт 13 постановления Пленума ВС от 21 января 2016 г. №1)», — напоминает высшая инстанция.

«Из приведенных положений процессуального закона следует, что обязанность суда взыскивать расходы на оплату услуг представителя, понесенные лицом, в пользу которого принят судебный акт, с другого лица, участвующего в деле, в разумных пределах является одним из предусмотренных законом правовых способов, направленных против необоснованного завышения размера оплаты услуг представителя. Критерии оценки разумности расходов на оплату услуг представителя определены в разъяснениях названного постановления Пленума.

Следовательно, суду в целях реализации одной из основных задач гражданского судопроизводства по справедливому судебному разбирательству, а также обеспечения необходимого баланса процессуальных прав и обязанностей сторон при решении вопроса о возмещении стороной судебных расходов на оплату услуг представителя необходимо учитывать, что если сторона не заявляет возражения и не представляет доказательства чрезмерности взыскиваемых с нее расходов, то суд не вправе уменьшать их произвольно, а обязан вынести мотивированное решение, если признает, что заявленная к взысканию сумма издержек носит явно неразумный (чрезмерный) характер», — отмечает ВС.

Между тем в данном деле суд первой инстанции формально сослался на нормы процессуального закона, но по сути их не применил, а также не учел разъяснения Пленума ВС РФ.

Кроме того, в определении суда должны быть указаны мотивы, по которым суд пришел к своим выводам, и ссылка на законы, которыми суд руководствовался.

Однако, взыскивая судебные расходы в меньшем, чем заявлено, размере, суд первой инстанции не привел мотивов, по которым признал, что сумма в 65 тысяч не соответствует балансу интересов сторон, не отвечает принципам разумности и справедливости, степени сложности дела и не выяснил, какие цены обычно устанавливаются за аналогичные юридические услуги при сравнимых обстоятельствах в Адыгее.

  • Суды апелляционной и кассационной инстанции допущенные судом первой инстанции нарушения не устранили.
  • В связи с чем Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ определила дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции.
  • Алиса Фокс 

Возмещение судебных расходов в арбитражных спорах: примеры из практики за 2021 ‒ 2023 годы | Компания права Респект

В споре о возмещении судебных расходов ответчик сослался на то, что в судебном процессе интересы истца представлял не тот исполнитель, с которым был заключен договор на оказание юридических услуг.

17-й ААС посчитал указанный довод неубедительным.

Суд отметил: договор предусматривал возможность исполнителя привлечь другого адвоката. При этом фактически процессуальные действия по делу осуществляли оба юриста на основании совместной доверенности.

АС Волго-Вятского округа, рассматривая похожее дело, сделал аналогичный вывод. Он поддержал нижестоящие суды: возможность оказания услуг третьим лицом разрешена законом. Сама по себе она не влечет увеличения судебных расходов.

В споре о возмещении расходов суды могут учесть итоги исследования рынка юридических услуг

  • Для обоснования соразмерности судебных расходов истец представил результаты ежегодного исследования стоимости юридических услуг, проведенного экспертной группой совместно с ФПА РФ.
  • АС Северо-Западного округа учел, что размер заявленных истцом расходов не превышает указанные в исследовании «среднестатистические» цены на юридические услуги в аналогичном регионе по делам сопоставимой категории.
  • Учесть мнение экспертов в похожих делах посчитали необходимым также 11-й ААС и АС Центрального округа.

Однако в практике существует и иной подход.

Так, АС Волго-Вятского округа и АС Северо-Западного округа в других делах отмечали, что аналитические исследования носят субъективный и рекомендательный характер. Они не свидетельствуют о несоразмерности расходов в конкретном деле.

Если у представителя нет кода ОКВЭД по юридической помощи, это не препятствует возмещению расходов

Интересы истца представляла компания, не имеющая кода ОКВЭД на оказание юридической помощи. Ответчик посчитал, что исполнитель не мог оказывать юридические услуги, поэтому в возмещении расходов следует отказать.

17-й ААС поддержал истца: юридические услуги были оказаны надлежащим образом. Нельзя отказать в удовлетворении требования о взыскании судебных расходов только потому, что деятельность велась без кодов ОКВЭД, внесенных в ЕГРЮЛ.

К таким же выводам приходили АС Дальневосточного округа и АС Уральского округа.

Представитель не обязан выбирать самые экономные вид транспорта и место проживания, если это влияет на качество услуг

Оспаривая размер расходов на проезд и проживание представителя, ответчик отметил, что они не соответствовали требованиям экономичности. Так, представитель мог добраться до места проведения заседаний в плацкартном вагоне вместо авто- и авиатранспорта.

АС Восточно-Сибирского округа не согласился с указанным доводом:

  • способ проезда представителей выбирают лица, участвующие в деле;
  • самый экономный способ проезда и проживания может не обеспечить готовность представителя к качественному выполнению процессуальных обязанностей;
  • признаков неразумности расходов не установлено.

Таким же образом разрешали дела АС Волго-Вятского округа и АС Северо-Кавказского округа.

Источник: КонсультантПлюс