Советы

Запрет на переливание крови

Самарская областная клиническая станция переливания крови пожизненно запретила гомосексуалам сдавать донорскую кровь. Об этом сообщается на сайте клиники. В качестве «абсолютных ограничений для сдачи крови» в памятке указаны «инфекционные заболевания (СПИД, носительство ВИЧ-инфекции) и лица, относящиеся к группе риска (гомосексуалисты, наркоманы, проститутки)».

Однако за последние 40 лет медицина достигла значительного прогресса в сфере изучения природы вируса иммунодефицита человека. Кроме того, ВИЧ заражаются не только геи. И науке неизвестно никаких проблем, которые могли бы возникать от переливания крови именно гомосексуалов.

The Insider изучил мировой опыт запретов на донорство для представителей ЛГБТ-сообщества.

Запрет полностью снят

Испания не накладывает никаких общих запретов на донорство крови для мужчин, которые состоят или состояли в сексуальных связях с другими мужчинами. В стране не позволяют сдать донорскую кровь людям, имеющим многочисленные сексуальные контакты — независимо от их сексуальной ориентации.

Португалия с 2006 года также больше не исключает гомосексуалов от программы донорства крови.

В Израиле донорство крови ранее было запрещено для геев. Однако в июне 2017 года для таких доноров был установлен срок воздержания в 1 год, а в январе 2018 года этот срок был отменен и они получили право сдавать кровь наравне с остальными мужчинами.

Разрешения с ограничениями

В 2015 в США отменили запрет для гомосексуалов на донорство крови. Этот запрет действовал в стране в течение 30 лет и был связан «с повышенным риском заражения ВИЧ/СПИД». Донорство разрешили лишь тем мужчинам, кто не имел сексуальных контактов с представителями своего пола в течение по крайней мере 12 месяцев.

Запрет на переливание крови

Такая же ситуация и в Австралии: там ученые сочли 12-месячный срок достаточным периодом ожидания.

В Канаде запрет на донорство крови для мужчин, которые вступают в сексуальную связь с мужчинами, был введен в 1980-е годы на волне паники перед новым смертельным вирусом ВИЧ.

С 22 июля 2013 года решением министерства здравоохранения Канады этот запрет сняли.

Однако доступ к донорству получают лишь мужчины, которые в течение последних 60 месяцев (5 лет) воздерживались от однополых сексуальных контактов.

Полный запрет донорства крови для геев был введен в Великобритании также в начале 1980-х годов как ответ на распространение СПИДа и отсутствие эффективных методов его выявления.

С появлением новых технологий тестирования крови такой запрет вызывал много вопросов, поэтому его отмены добивались правозащитники. В результате правительственный комитет, который занимался безопасностью в сфере донорства, рекомендовал изменить порядок донорства крови.

Ведь последние разработки позволяют выявлять ВИЧ гораздо быстрее и достовернее, чем в 80-х. Кроме того, с 2002 года в Великобритании не было зарегистрировано ни одного случая заражения ВИЧ через переливание крови.

Поэтому в сентябре 2011 года после многочисленных дискуссий запрет был снят.

Запрет на переливание крови

(Генеральный директор Stonewall Рут Хант, доктор Кристиан Джессен, генеральный директор Terrence Higgins Trust Йен Грин и Итан Спибей дают выступают на Всепартийной парламентской группе по донорству крови)

Правда по-прежнему к донорству не допускаются мужчины, имеющие любые однополые сексуальные контакты за последние 12 месяцев. Правило также касается и женщин, имевших сексуальные контакты с мужчинами, которые состояли в сексуальных связях с мужчинами.

Полный запрет

Донорство крови для геев полностью запрещено в Германии и Австрии, в Литве, Люксембурге, Нидерландах, Словении, Хорватии и Швейцарии.

В Бельгии также действует полный запрет, однако там планируется официальный пересмотр этого вопроса.

Полный запрет на донорство крови для гомосексуалов действует в Гонконге и Китае. ЛГБТ-активисты регулярно его оспаривают.

Запрет на переливание крови

В России

В апреле 2007 года российские ЛГБТ-активисты направили в Министерство здравоохранения и социального развития письмо, в котором потребовали исключить из перечня абсолютных противопоказаний к донорству крови гомосексуальных мужчин, назвав такой запрет дискриминационным и губительным, и пересмотреть приказ Минздрава от 14 сентября 2001.

16 апреля 2008 года министр здравоохранения и социального развития Татьяна Голикова издала приказ, который отменил запрет на сдачу крови мужчинами, практикующими секс с мужчинами.

В конце августа 2013 года стало известно о том, что в Госдуме готовятся поправки в федеральный закон «О донорстве», согласно которым гомосексуальные мужчины вновь вносятся в группу риска и исключаются от донорства крови. Соответствующий законопроект был внесён членом партии ЛДПР Михаилом Дегтярёвым.

"Любое переливание — это риск": врач пояснил абсурдность ужесточения ответственности за гемотрансфузию

Как говорят китайцы, трудно искать чёрную кошку в тёмной комнате, особенно, когда её там нет.

Практически тоже самое можно сказать и о поисках смысла в законодательных инициативах многих представителей чересчур уж бурно разросшихся всевозможных ветвей и веточек власти.

И, как совершенно справедливо говорил в известном фильме «папаша Мюллер», невозможно понять логику непрофессионала.

Единственное, что может вынести из данной очередной законодательной отрыжки (очередного «шедевра» чиновничьей мысли) рядовой обыватель, так это лишь то, что врачи-убийцы день за днём заражают население страны всевозможной дрянью; то через прививки, то через неправильные лекарства, а теперь вот ещё и через заражённую кровь.

И лишь она, блистающая рать чиновников и депутатов, героически, можно сказать, не щадя живота своего (в министерских и думских буфетах), встаёт стеной между этими профессиональными выродками-врачами, и пребывающем в неведение электоратом.

Попробуем же разобраться с данным предложением не с обывательской или чиновничьей точки зрения, а именно с профессиональной.

Для начала надо понять, что же такое «заражённая кровь», за трансфузию которой нашим юристам так неймётся усилить наказание. Не будем касаться компонентов донорской крови, подверженных микробной контаминации (обсеменению) банальной инфекцией и утративших в связи с этим стерильность. Поговорим о том, что вероятнее всего, имеет ввиду Минюст.

Есть на свете такие “гемотрансмиссивные инфекции” – т.е. инфекции, связанные с заражением через донорскую кровь и ее продукты. И речь здесь идёт уже о каких-то специфических заболеваниях, конкретных нозологиях.
Список их довольно обширен (сотни, если не тысячи), и приводить его полностью просто нет смысла.

В соответствии с действующими нормативными документами, донорская кровь в нашей стране исследуется лишь на некоторые из них: сифилис, гепатиты В и С, ВИЧ 1,2. И всё.

При этом, Инструкция Минздрава по обследованию доноров крови, разрешает местным органам санэпиднадзора вводить на местах дополнительные исследования на актуальные для данной территории (эндемичные) инфекционные заболевания.

Запрет на переливание крови

Другими словами, на подавляющее большинство, ну буквально 99,99…% инфекций, которые могут передаваться с донорской кровью, никаких исследований не проводится.

О чём, между прочим, в соответствии с ГОСТом, делается обязательная надпись на этикетке каждого гемоконтейнера с донорской кровью или её компонентами, а больной информируется об этом обстоятельстве устно, о чём он и расписывается в «Информированном согласии» на гемотрансфузию.

Запрет на переливание крови

Т.е. абсолютно любое переливание донорской крови или её компонентов связано с риском заражения пациента какой-то гемотрансмиссивной инфекцией просто по определению. Это относится к категории оправданного профессионального риска, т.к. переливают донорскую кровь и её компоненты всегда исключительно по жизненным показаниям. Т.е. для спасения жизни, когда иного способа (метода) спасти её нет.

Что же в этой, действующей на сегодня схеме, не устраивает Минюст и наших славных думцев?

Вероятно, то, что в принципе возможен такой вариант событий, когда пациент после перелитой крови заболеет какой-то инфекцией. А никого из врачей наказать за это будет невозможно, т. к. требования всех нормативных документов будут выполнены.

Необходимо особо отметить, что на сегодняшний день переливать пациенту кровь, не обследованную на вышеуказанные инфекции, действующими приказами Минздрава категорически запрещается под любыми предлогами и поводами. Включая угрозу жизни пациента.

И за нарушение данного приказа и так наступает не только административная, но и уголовная ответственность по статьям «причинение вреда здоровью в следствие ненадлежащего выполнения служебных обязанностей», «оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности» и пр. И прецеденты таких уголовных дел имеются.

Поэтому утверждение, что за нарушение правил переливания крови в настоящее время существует лишь административная ответственность, мягко говоря, не соответствует истине.

А смысл загадочного юридического термина «квалифицированная ответственность» оставим на совести госпожи вице-спикер.

Вот господин Алханов (заместитель министра юстиции Российской Федерации), как следует из заметки ТАСС, «слышал от специалистов», что гепатитом С заболевают «наиболее часто» во время переливания крови.
В соответствие с имеющейся статистикой, один случай заражение гепатитом С приходится на 200 тысяч гемотрансфузий.

Сколько же больных гепатитом С в Российской Федерации всего – сказать трудно. По оценочным данным референс-центра по мониторингу за вирусными гепатитами Роспотребнадзора, в России 5,8 млн человек больны гепатитом С. И я лично не уверен, в отличие от неких таинственных «специалистов», консультировавших г-на Алханова, что большинство из них заразилось именно при проведении гемотрансфузии.

Тут следует также добавить, что в соответствии с п. 88 действующего Приказа Министерства здравоохранения Российской Федерации (Минздрав России) от 2 апреля 2013 г.

N 183н “Об утверждении правил клинического использования донорской крови и (или) ее компонентов” «Выявление и учет реакций и осложнений, возникших у реципиентов в связи с трансфузией (переливанием) донорской крови и (или) ее компонентов, ведутся … спустя неопределенный период времени – несколько месяцев, а при повторной трансфузии – лет после ее проведения».

Лет, Карл!

Читайте также:  Подсудность по выбору истца: как взыскать алименты, если неизвестно место жительства

Причём, «неопределённое» их количество.

Т.е. перелил врач пациенту кровь, а лет эдак через 20 за врачом однажды придут, т.к. внезапно выяснится, что бывший пациент этого врача болен (пусть тем же гепатитом), и что он, пациент (а равно его родственники, следователь, прокурор и судья) уверены, что виноват в этом исключительно врач, два десятка лет спасший этого пациента, перелив ему донорскую кровь.

Не ясно также, кого именно из медиков намерен усиленно наказывать Минюст с Госдумой, каких именно медработников? Тех, кто непосредственно переливал кровь (несмотря на то, что все необходимые исследования данная кровь прошла и результаты тестов отрицательные)? Тех, кто выдал кровь для переливания в больнице? Тех, кто выдал кровь в Центре крови? Лаборанта, допустившего ошибку при обследовании крови? Чиновника Минздрава, разрешившего данный метод исследования крови, зная, что данный метод (и вообще ни один из существующих в мире) не даёт 100% гарантии истинности результата?

Или господа законодатели представляют, что врач переливает кровь, на этикетке которой указано, что она «заражена», а врач всё равно её переливает?
Они ТАК это себе представляют? Что врач сознательно переливает пациенту заведомо «заражённую кровь»?

Или они пытаются убедить в этом население? Как тут не вспомнить классику почти более, чем столетней давности: “Завелись, – говорят, – доктора у нас, так и холера пошла” (Вересаев В.В. «Воспоминания» 1892г)
И это уровень наших законодателей?!

Непонятно, во что выльется эта очередная инициатива по борьбе с врачами.

Но если МинЮст намерен отойти от конкретных заболеваний (того же гепатита С, к примеру) и сохранить в законодательной норме неопределенный термин «заражённая кровь», которым оперирует вице-спикер Госдумы Ирина Яровая, то переливание крови, как метод лечения, станет попросту невозможным, в силу ранее изложенных обстоятельств (принципиальная техническая невозможность обследования донорской крови на все известные гемотрансмиссивные заболевания со 100% гарантией ). С чем всё население Российской Федерации и поздравляю.

трансфузиолог Игорь Семёнов

Как сообщалось ранее, министерство Юстиции РФ выступает за ужесточение ответственности за нарушения при оказании трансфузиологической помощи. Подробнее читайте: Минюст предложил усилить ответственность за переливание заражённой донорской крови.

Иеговизм и переливание крови

Иеговизм и переливание крови

Заслуживают отповеди и другие спекулятивные выпады бруклинцев против науки. В частности, выступление иеговистских богословов против переливания крови.

Книга «От потерянного до возвращенного рая» запрещает принимать в пищу кровь животных: «После всемирного потопа в отношении человека к животным наступило изменение, потому что человеку было разрешено охотиться на животных для своего пропитания.

Бог сказал: «Да страшатся и да трепещут вас все звери земные, и все птицы небесные, все, что движется на земле, и все рыбы морские; в ваши руки отданы они. Все движущееся, что живет, будет вам в пищу; как зелень травную даю вам все» (Бытие, 9, 2-3).

Но бог не хотел, чтобы человек ел кровь, когда он ест мясо животных. «Только плоти с душею ее, с кровию ее, не ешьте» (Бытие, 9, 4)».

Наивная библейская запись, сохранившая следы древнееврейского ритуального запрета употреблять в пищу вместе с мясом кровь животных, послужила для бруклинцев основанием для построения концепции, которая направлена против здоровья простых людей, вступивших в «Общество свидетелей Иеговы». При этом иеговистские богословы ссылаются на ветхозаветное определение души как крови.

Один и тот же библейский взгляд на душу, но одно вероучение — иеговистское — запрещает своим последователям переливание крови, другое — адвентистское — не считает переливание нарушением закона божьего.

Не считают это нарушением и другие христианские вероисповедания: православное, католическое и др. Этот пример особенно наглядно показывает, что Библию можно в одинаковой степени использовать и для подтверждения какого-либо религиозного положения и против него.

Все зависит от того, кто и как истолковывает ее тексты.

До 1962 года среди свидетелей Иеговы вопрос о переливании крови не поднимался и журнал «Башня стражи» на эту тему не выступал. По крайней мере в тех журналах, которые засылались в Советский Союз, об этом не говорилось ни слова. Только в июльском номере «Башни стражи» за 1962 год появилась статья «Уважение к святости крови».

Основные положения статьи сводятся к следующему. Человек должен проявлять уважение к святости крови и не употреблять ее в пищу ни в каком виде. Мясо разрешается есть, но не с кровью. Переливание крови-это питание организма кровью через вены, следовательно, оно противоречит закону бога о крови и потому противопоказано истинным христианам.

Свидетель Иеговы не может дарить свою кровь другому человеку и сам не принимает кровь другого. По утверждению «Башни стражи», некоторые медицинские последствия переливания крови подтверждает мудрость божьего закона о крови.

Все библейские высказывания, запрещающие употребление мяса с кровью, «Башня стражи» черпает исключительно из книг Ветхого завета, за исключением единственного места, которое обнаружилось в Новом завете.

Именно на него и поспешила опереться «Башня стражи»: «Ибо угодно святому духу и нам не возлагать на вас никакого бремени более, кроме сего необходимого: воздерживаться от идоложертвенного и крови…

» (Деяния, 15,28-29).

Но верующие могут прочитать в том же Новом завете нечто противоположное. Например в Евангелии от Матфея Иисус Христос заявляет: «Не то, что входит в уста, оскверняет человека; но то, что выходит из уст» (15, 11).

Бруклинские руководители разъяснили это противоречие, указав, что Христос сказал эти слова за 17 лет до выступления апостолов. Ну и что же из этого? Ведь Христос, по рассказам Библии, начал проповедовать после того, как был «помазан святым духом».

Какому же «святому духу» верующим отдавать предпочтение — тому, который говорил через Иисуса Христа, или тому, который давал свои наставления через апостолов?

Распространение ритуального запрета на переливание человеческой крови является совершенно произвольным и приносит большой вред верующим.

Если гибнет от тяжкого недуга верующий и спасти его может только переливание крови, это ничего не значит. Пусть гибнет — закон Иеговы непреложен. Только фанатики будут придерживаться этого человеконенавистнического правила. Только слепой не увидит, что это надругательство над лучшими человеческими чувствами. Во имя чего? Во имя… послушания богу и исполнения библейского ритуального закона.

https://www.youtube.com/watch?v=lUQ_-ROR_yE\u0026t=3s

Совсем недавно в Вашингтоне произошел такой случай. Миссис Джеймс Л. Джонс умирала от внутреннего кровотечения. Худая и желтая, она была на пороге смерти. Врачи предложили больной немедленно сделать переливание крови, она категорически отказалась. Вызвали в больницу мужа. Мистер Джонс в испуге замахал руками:

— Переливание? Нет и тысячу раз нет. Он этого не допускает. Он очень строгий и не потерпит непослушания.

Врачи при этих словах недоуменно переглянулись:

— Кто он?

— Иегова,- разъяснил мистер Джонс.- Мы с женой принадлежим к обществу «нового мира», которым управляет сын божий Иисус Христос.

— У вас маленький ребенок, вам всего двадцать пять лет,- снова обратились врачи к больной.- Неужели вы серьезно решили оставить ребенка сиротой?

— Так угодно богу,- прошептала больная.- Переливание крови — величайший грех. Вы, врачи, слуги сатаны, хотите выполнить его волю.

Потребовалось вмешательство судьи Райта, который вынес решение: сделать переливание крови в принудительном порядке, поскольку эта мера является единственной для спасения больной. Врачи с помощью этой меры поставили безнадежно больную на ноги.

А свидетельница Иеговы после того, как покинула больничную палату, обратилась в апелляционный суд США с жалобой на судью, который из гуманных побуждений дал указание о принудительном переливании крови и тем самым спас ее от смерти. Апелляционный суд сочувственно отнесся к жалобе миссис Джеймс Л.

Джонс и не усмотрел ничего предосудительного в том, что религиозная фанатичка готова была пожертвовать во имя Иеговы не только собственной жизнью, но и счастьем своего ребенка. Суд нашел, что судья Райт превысил свои права.

Чем и как можно подействовать на воображение и чувства религиозных фанатиков, таких, как чета Джонс, чтобы они отказывались от переливания крови? Вероятно, самое верное средство — это возбудить не только страх перед богом, но и чувство гадливости к донорской крови.

Бруклинцы с этой целью делают произвольный экскурс в историю: «В течение столетий злоупотребление крови приняло много форм. В Древнем Египте обычно властители применяли человеческую кровь для своего омоложения. Иные пили кровь своих врагов…

В Древнем Риме, господствовавшем в первом столетии над странами вокруг Средиземного моря, зрители при состязаниях гладиаторов бросались после борьбы на арену, чтобы высасывать кровь из ран побежденных гладиаторов» («Башня стражи», июль 1962).

Понимая, сколь жизненно важно переливание крови и как трудно удержать от него человека, оказавшегося в опасности, журнал «Башня стражи» прибегает к психологической атаке на медицинскую науку и при этом не брезгует самыми недостойными приемами.

«Одной из непосредственных опасностей,-сказано в той же статье,- перед которой кто-либо стоит, если ему делают переливание крови, является возможность гемолитической реакции, то есть быстрого разложения красных кровяных шариков. Это может повести к резким головным болям, болям в груди и спине и к застою ядов в организме вследствие прекращения деятельности почек. Смерть может наступить в течение нескольких часов или нескольких дней».

Читайте также:  Оформление договора дарения

Со своим предупреждением бруклинцы опоздали почти на три столетия. Оно пришлось бы в пору, когда ученые впервые стали заниматься экспериментами по переливанию крови. Попытка возместить человеку потерянную кровь кровью животных была сделана еще в 1667 году.

Подобные переливания крови неизменно кончались неудачей и вызывали тяжелую реакцию в организме больного, а нередко приводили к смерти. Переливание человеку человеческой крови иногда бывало успешным, но нередко приводило к агглютинации (склеиванию в комки) эритроцитов в крови больного.

Ученые не знали в то время причины этого.

Но в 1900 году ученый Ландштейнер установил, что кровь разных людей может быть различной по своему химическому составу и что агглютинация бывает в случае, когда кровь донора по химическим особенностям несовместима с кровью реципиента.

Разумеется, в наши дни врач, принявший решение о переливании крови, прежде всего подвергает кровь донора и больного химическому исследованию и, только точно установив совместимость их крови, приступает к переливанию.

Это правило никто не имеет права нарушать, оно соблюдается во всех случаях медицинскими работниками.

С тех пор как практика переливания крови получила широкое распространение во всем мире, от верной смерти спасены сотни тысяч людей.

Первая и вторая мировые войны унесли бы гораздо больше человеческих жизней, если бы медицина не обладала этим спасительным способом лечения. Тщательно разработанная методика и техника переливания крови гарантирует полную, безопасность, для жизни.

И никакой гемолитической реакции в организме человека не происходит. Почему же богословы Иеговы закрывают на это глаза?

«Имеются еще и другие опасности,- предупреждают бруклинцы.- Так как врачу трудно точно знать, сколько крови пациент потерял, он, быть может, попытается ввести крови больше, чем для нее имеется места. Во время переливания крови может попасть воздух в поток крови, что также ведет к смерти.

Далее, кровь, изъятая из тела, легко отравляется, и определенные бактерии, находящиеся в воздухе, в сохраняемой крови даже при температурах холодильника могут размножаться, так что даже небольшое количество такой крови способно причинить смерть воспринявшему ее.

Как же можно считать такое лечение действительно спасительным?»

Здесь упомянуты случаи, которые могут нанести серьезный ущерб состоянию больного при условии, если врач или медицинская сестра производят переливание крови, не соблюдая правил. Если же они точно руководствуются ими, то любая из этих опасностей исключается.

Развивая догмат самодельной Библии о запрете переливания крови, бруклинцы, далее, говорят:

«У женщин переливание крови может иметь вредные последствия для потомства вследствие факторов, из которых некоторые известны, другие же еще не могут быть установлены. Женщина, которой была введена несовместимая кровь, может потерять способность рожать нормальных здоровых детей».

Опять голословное заявление! Женщины среди свидетелей Иеговы, как и в других религиозных организациях, составляют подавляющее большинство.

Этим обстоятельством объясняется стремление убедить колеблющихся в необходимости принять и соблюдать догмат.

Видя, что этого достигнуть лишь старыми методами религиозного воздействия невозможно, они и прибегли к запугиванию женщин посредством «научных» доводов.

На деле бруклинцы сами себя высекли. Они не заметили, как проговорились, что истинной причиной несчастных случаев у женщин при переливании крови является несовместимость крови.

Но медицина тут совсем ни при чем, как ни при чем и сам способ переливания крови.

А проблема деторождаемости? Кому неизвестно, что именно переливание крови вернуло способность рожать детей очень большому количеству женщин, страдавших кровотечением и потерявших уже было надежду стать матерями?

Мы воздержимся от рассмотрения других рассуждений бруклинских «лекарей», они не менее невежественны. Нужно обладать весьма большим самомнением и потерять чувство общественного такта, чтобы на страницах религиозного журнала, каким себя считает «Башня стражи», обсуждать и давать оценки по специальным медицинским вопросам.

Бруклинский поход против переливания крови — только часть их реакционной пропаганды против медицины. Давно известно, что наука, в особенности медицина, отнимает всякую почву у веры в сверхъестественное, у слепого послушания богу. Беспокоят достижения медицины и иеговистских богословов, поэтому они и стремятся опорочить ее.

Но разве можно заставить верующих в социалистических странах закрыть глаза на тот неоспоримый факт, что подлинная забота о народном здравоохранении проявляется именно там, где народ взял судьбу в собственные руки.

На своем практическом жизненном опыте они знают, что «социалистическое государство — единственное государство, которое берет на себя заботу об охране и постоянном улучшении здоровья всего населения. Это обеспечивается системой социально-экономических и медицинских мероприятий»[11].

Государственная забота о здравоохранении в социалистических странах дополняется общественной заботой, моральным долгом людей помогать друг другу в беде, в несчастье.

Вот один из случаев, которые стали нормой жизни советских людей.

Вечером 30 декабря 1965 года телевизионная передача в Новосибирске была прервана. Диктор объявил: «Произошел несчастный случай. В первую клиническую больницу доставлена ученица 29-й школы Неля Злобина, получившая тяжелые ожоги. Жизнь ее может спасти переливание крови людей, перенесших ожоги».

Очень скоро у подъезда больницы выстроилась вереница такси. Со всех концов огромного сибирского города ехали люди, чтобы помочь врачам спасти Нелю. В больнице собралось свыше 400 человек. Здесь были и ветераны Отечественной войны, горевшие на фронте в танках и самолетах, и молодежь, никогда не знавшая войны. Все они предлагали свою кровь для спасения девочки.

Группы свидетелей Иеговы в СССР, как и все советские труженики, с удовлетворением воспринимают осуществляющуюся в нашей стране широкую программу, направленную на предупреждение и ликвидацию многих заболеваний, на дальнейшее увеличение продолжительности жизни.

Не за горами и то время, когда рядовые иеговисты по моральным мотивам отвергнут и сам вопрос, который ставит перед ними «Башня стражи»: «Почему попытки спасти жизнь, нарушая божественный закон, безрассудны?» И тем более ответ, который журнал им навязывает: «Безрассудно думать, что можно спасти жизнь, нарушая законы жизнедателя! Хотя этим достигаются в данный момент, по-видимому, исцелительные результаты, нарушение божественного закона ставит под угрозу возможность достичь вечной жизни в божьем новом мире».

Словно поняв, что столь категорический запрет применения крови в медицинских целях не встретит одобрения у многих верующих, бруклинские богословы печатают в журнале «Башня стражи» (май 1966 года) статью «Профессия и совесть», где заявляют: «Общество никакого современного медицинского метода употребления крови не одобряет… Но прививки являются для многих людей просто неизбежными. Поэтому мы предоставляем совести каждого решать — желает ли он сделать себе инъекцию сыворотки крови, вызывающей образование антитоксинов для излечения от определенной болезни…»

При такой двусмысленной тактике богословы из «Башни стражи» умывают руки во всех случаях.

Случись беда с верующим, отказавшимся под влиянием иеговистского запрета от переливания крови, богословы скажут, что они тут ни при чем, ибо верующий поступил так по «личной совести», а не по духовному принуждению «Общества свидетелей Иеговы», что по «священному писанию» он сам обязан «нести свое бремя»,

За чистоту крови: в России хотят ужесточить контроль за донорами

Контроль за качеством подготовки донорской крови нужно усилить, а наказание за нарушения — ужесточить, считают российские чиновники. Об этом заговорили после массового заражения детей гепатитом С в Амурской области.

За последние 10 лет уровень безопасности в службе крови вырос в сотню раз, подчеркивали в Минздраве. Представить повторение истории с Элистой, когда разом инфицировали почти 80 детей, невозможно, однако риски остаются.

Подробнее о том, почему кровь не может быть на 100% стерильной и кто виноват в случае заражения, читайте в материале «Известий». 

Догадка как повод

26 онкобольных детей заразились гепатитом С в больнице Амурской области. Заражены они были в течение двух лет, однако об этом стало известно только в декабре 2018 года.

В региональном минздраве заверили, что инфицированы не 26, а 12 детей и подростков, больных тяжелыми заболеваниями крови.

При этом депутат заксобрания Амурской области Сергей Труш заявлял, что к нему поступает всё больше обращений от родителей. Точное число инфицированных неизвестно.

Управление СК РФ по Амурской области возбудило дело о нарушении санитарно-эпидемиологических правил. Следствие рассматривает несколько версий.

Первая — медперсонал грубо нарушал санитарно-эпидемиологические правила (предположительно, многократно использовал медицинские перчатки и пробки от катетеров). Вторая — кровь, которую переливали детям, могла быть получена от зараженного донора.

Губернатор Амурской области уверял, доноров проверили в первую очередь — вируса гепатита у них выявлено не было.

Опрошенные корреспондентом врачи-трансфузиологи сочли эту версию близкой к фантастике, однако следователи ее пока не отметают. А в Минюсте и Госдуме после инцидента в Амурской области предложили ужесточить наказание за заражение при переливании и усилить контроль за службой крови.

Читайте также:  О малоимущих семьях: как оформить документы, какие справки нужно собрать

Приговор по крови

В 1988 году в России был зафиксирован массовый случай заражения ВИЧ при переливании крови. В больнице Элисты были инфицированы 76 детей и пятеро взрослых. Зараженные разъехались по соседним регионам, в итоге вирус разошелся дальше. Итог — порядка 270 инфицированных. Результаты расследования показали, что медперсонал использовал нестерильные инструменты.

В конце 1990-х дважды заражения ВИЧ происходили в столичных клиниках. В первом случае нескольким пациентам перелили кровь от инфицированного донора по ошибке — при лабораторных исследованиях в ней не удалось отловить вирус. А во втором оказалось, что при исследовании был получен положительный результат на СПИД, но кровь при этом не отбраковали. Заразились трое детей, один из них умер.

В Пензе почти 20 лет назад женщине при операции по удалению селезенки перелили кровь от инфицированного ВИЧ донора, которым оказался врач той же больницы.

Аналогичный случай был зафиксирован в 2016-м в екатеринбургской клинике: трем женщинам в ходе процедуры иммунизации лимфоцитами для лечения бесплодия перелили кровь от ВИЧ-инфицированной санитарки.

В подавляющем большинстве случаев уголовное дело не заводилось, но суд назначал крупные компенсации, вплоть до нескольких миллионов рублей.

Автор цитаты

С конца 1980-х по 2013 год зарегистрировано почти 80 случаев заражения ВИЧ при переливании крови. Статистики по инфицированию гепатитом С нет.

Главный внештатный специалист-трансфузиолог Минздрава РФ Татьяна Гапонова приводила цифры, согласно которым до 2005 года около 95% больных гемофилией, нуждавшихся в препаратах крови, заражались гепатитом С — после начали проводить вирусную инактивацию (по сути, обеззараживание) компонентов крови и риски были сведены к минимуму.

Закон донора

Именно в 2013 году вступил в силу закон «О донорстве крови и ее компонентов», в котором прописаны все процедуры проверки чистоты крови. Он обязал указывать в карте пациентов код донора и контейнера, в котором компоненты хранились. Ответственность за качество — на трансфузиологических комиссиях.

С 1 января 2019 года вступила в силу новая редакция закона. Технический регламент отменяется, а новые правила должны быть установлены постановлением правительства. Пока его нет.

 Безопасность оборота крови будет обеспечена, но этого недостаточно, считает вице-спикер Госдумы Ирина Яровая.

Она готовит законопроект, которым вводится административная и уголовная ответственность за качество и безопасность подготовки донорской крови.

«Мы предлагаем по донорской крови и по правилам безопасности предусмотреть отдельную зону ответственности. Это просто странно, что до сих пор в законодательстве ничего нет, — заявила Яровая в понедельник, 14 января.

— Это особая история и для сохранности жизни, здоровья, безопасности, и по соблюдению правил».

Замминистра юстиции Алу Алханов поддержал инициативу и предложил ужесточить наказание, подчеркнув, что «гепатитом С заболевают наиболее часто во время переливания». 

Сейчас ответственность за несоблюдение требований к «безопасности крови, ее продуктов, кровезамещающих растворов и технических средств, используемых в трансфузионно-инфузионной терапии» прописана в ст. 6.31 КоАП.

Для должностных лиц нарушения грозят штрафом до 3 тыс. рублей, компаний — до 30 тыс. Кроме того, работа учреждения может быть приостановлена на 90 дней.

Штраф также может быть назначен в случае, если ответственное лицо скрыло информацию об осложнениях при переливании.

Заражение при процедуре может повлечь и уголовную ответственность по ч. 2 ст. 118 УК РФ («Причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности, совершенное вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей»), подчеркивает судебно-медицинский юрист, старший партнер юридической группы «Ремез, Печерей & Юсуфов» Асад Юсуфов. 

Автор цитаты

«Сейчас предусмотрено наказание в виде года лишения свободы с отстранением от обязанностей сроком до трех лет либо ограничение свободы до четырех лет», — объяснил «Известиям» специалист.

Жесткий отвод

Опрошенные «Известиями» специалисты сходятся во мнении, что усиливать контроль уже некуда. «Ужесточение контроля за переработкой и применением донорской крови ни к чему не приведет.

В каждом конкретном случае нужно разбираться отдельно и устанавливать прямую причинно-следственную связь между трансфузией и инфицированием больного», — считает завотделением переливания крови ФГБУ «НМИЦССХ им. А.Н. Бакулева» Минздрава РФ Алексей Купряшов.

Установить связь легко — проследить путь от донора до реципиента и провести повторное обследование.

«Доноры у нас отбираются очень эффективно. Проблем с ними сейчас в стране нет, обследуют их на очень высоком уровне», — отмечает завкафедрой трансфузиологии и проблем переливания крови НМХЦ им. Н.И. Пирогова Евгений Жибурт.

По его словам, за последние 15 лет был реализован профильный национальный проект, появилось хорошее оборудование.

Все станции переливания связаны с туберкулезными, СПИД, кожно-венерическими диспансерами и другими, что позволяет проверить, числится ли человек в их базах.

«Очень часто причиной отвода становится то, что в соседней комнате потенциального донора живет инфицированный. Он может и не знать, что рядом с ним проживает больной, но система его уже не пропустит. А если человек сам состоит на каком-то учете, то точно не будет допущен до сдачи крови», — уверяет специалист.

Руководитель проекта соцсети DonorSearch Руслан Шекуров восемь лет работает с донорами. По его словам, на пунктах забора крови проводят самую тщательную проверку. Кроме того, донор подписывает документ о том, что не имеет противопоказаний.

«Я чаще слышу, что людей отводят от донорства по ложному гепатиту. Бывают ситуации, когда выявляют маркеры вируса. Человек потом идет в инфекционные больницы, сдает кучу анализов.

Выясняется, что никакого гепатита у него нет, но в донорской базе его уже заблокировали», — рассказал «Известиям» Шекуров.

Вместе с тем он не исключил, что в отдаленной Амурской области система контроля может быть не столь отлаженной. Десять лет массовые критические нарушения Росздравнадзор выявлял именно в регионах.

Неуловимый вирус

Основная проблема в том, что даже самые современные методы диагностики могут не выявить вирус. Методики, которые используются для определения наличия возбудителя в крови донора, как и любые измерительные методики, имеют инструментальные ошибки и погрешности, подчеркивает завотделением переливания крови НМИЦССХ им. А.Н. Бакулева Алексей Купряшов.

«Ложноотрицательные результаты серологических исследований также могут быть связаны с тем, что мы выявляем не возбудителя, а антитела, то есть, скажем так, отражение его наличия. А для того чтобы это отражение появилось, необходимо время», — объясняет он.

Вчера донор заразился, сегодня пришел сдавать кровь — в крови вирус есть, но его еще нельзя поймать.

«В последние годы стали обязательными молекулярно-биологические исследования, детектирующие самого возбудителя, но их результаты зависят от количества вирусных телец в крови», — добавляет Купряшов.

Автор цитаты

«Биология инфекций такова, что, к сожалению, на 100% безопасной крови не бывает, — говорит и врач-трансфузиолог Евгений Жибурт. — Такие случаи есть во всех развитых странах, но они единичны и тщательно расследуются».

Старший научный сотрудник Федерального научно-методического центра по профилактике и борьбе со СПИДом ФБУН ЦНИИЭ Роспотребнадзора Наталья Ладная, в свою очередь, приводила пессимистические цифры. За 2017 год было зафиксировано 99 случаев заражения ВИЧ при переливании.

Для ВИЧ серонегативное окно (когда анализы не могут отловить вирус) длится 2–3 месяца. «Отбор доноров стал менее суров. Мы видим и людей, покрытых с ног до головы татуировками, и пациентов наркологических диспансеров.

То есть имеем массу ситуаций, когда эти больные не должны были стать донорами», — заявляла специалист.

Сначала пряник

Главное при поиске виновных — выяснить, имел ли место злой умысел, уверен юрист Асад Юсуфов. Если есть все доказательства того, что после всех этапов проверки вирус не был выявлен, наказание не должно применяться, считает он.

Возможны и ситуации, когда злой умысел имел место с другой стороны, но они исключительны. «Предполагается, что человек знает, что инфицирован, и пришел на донорский пункт, мотивированный не помощью ближним, а, например, отгулом или дополнительным бесплатным медобследованием. В истории нашей страны я знаю два таких примера», — вспоминает Евгений Жибурт.

Речь идет о случаях, произошедших в Новгородской и Ярославской областях в 2003 и 2006 годах. Жительница Новгородской области, знавшая о ВИЧ, призналась, что ей очень нужны были деньги. Мужчина из Ярославской области несколько лет был донором, пока у него не выявили ВИЧ. Чтобы пройти на донорский пункт, он взял паспорт брата.

Поступок также мотивировал тем, что ему не на что жить. 

«Нужно говорить не об ужесточении ответственности, а о том, что необходимо вводить дополнительные методы обеспечения безопасности.

Давайте переливать тромбоциты и плазму только инактивированными», — предлагает Алексей Купряшов.

По его словам, методы инактивации патогенов в сотни тысяч раз снижают риск заражения даже при переливании инфицированных компонентов, но пока используются в России эпизодически. 

По мнению юриста Асада Юсуфова, ужесточение наказания — преждевременная мера.

«Нужно, чтобы сначала государство обеспечило методы контроля, диагностики, тогда за несоблюдение всех необходимых мероприятий сможет спрашивать больше», — уверен специалист.

В обратном случае изменение законодательства приведет к оттоку кадров из этой сферы. А для наказания инструментов хватает и сейчас, резюмировал он.