Вопросы юристу

Как вернуть деньги, вложенные в акции недействующего оао

Как вернуть деньги, вложенные в акции недействующего ОАОС.А. Токмина,автор ответа, консультант Аскон по юридическим вопросам

ВОПРОС

У акционерного общества акционеры — физические и юридические лица. Юридическое лицо-акционер ликвидировано. Запись внесена в ЕГРЮЛ. В реестр акционеров изменения не внесены. В реестре акционеров числится ликвидированное юридическое лицо. Сведений о новых владельцах акций нет.  Что происходит с акциями ликвидированного юридического лица–акционера?

ОТВЕТ

При ликвидации юридического лица за счет продажи акций могут быть удовлетворены требования кредиторов ликвидируемого лица. Если все требования кредиторов удовлетворены за счет иного имущества, то оставшиеся акции передаются его учредителям (участникам).

Если в процессе ликвидации юридического лица акционер-юридическое лицо не решил вопрос о юридической судьбе принадлежащих ему акций, то после того, как юридическое лицо было исключено из ЕГРЮЛ, они могут быть переданы кредитору, чьи требования остались без удовлетворения, либо бывшим владельцам компании. Однако в этом случае указанным лицам необходимо обратиться в суд с соответствующим заявлением.

ОБОСНОВАНИЕ

Абзацем 5 статьи 2 Федерального закона от 22.04.1996 N 39-ФЗ «О рынке ценных бумаг» установлено, что акция – это эмиссионная ценная бумага, закрепляющая права ее владельца (акционера) на получение части прибыли акционерного общества в виде дивидендов, на участие в управлении акционерным обществом на часть имущества, остающегося после его ликвидации. Акция является именной ценной бумагой.

Согласно п. 1 ст. 213 ГК РФ объектом права собственности может выступать любое имущество, за исключением отдельных видов имущества, которые в соответствии с законом не могут принадлежать гражданам или юридическим лицам.

Таким образом, акции акционерного общества являются собственностью акционера, в том числе юридического лица.

При ликвидации юридического лица требования кредиторов удовлетворяются за счет его имущества (ст. 64 ГК РФ).

Согласно п. 4 ст.

63 ГК РФ, если имеющиеся у ликвидируемого юридического лица (кроме учреждений) денежные средства недостаточны для удовлетворения требований кредиторов, ликвидационная комиссия осуществляет продажу имущества юридического лица (в том числе акций), на которое в соответствии с законом допускается обращение взыскания, с торгов, за исключением объектов стоимостью не более ста тысяч рублей (согласно утвержденному промежуточному ликвидационному балансу), для продажи которых проведение торгов не требуется.

В соответствии с п. 6 ст. 63 ГК РФ после завершения расчетов с кредиторами ликвидационная комиссия составляет ликвидационный баланс, который утверждается учредителями (участниками) юридического лица или органом, принявшими решение о ликвидации юридического лица. В случаях, установленных законом, ликвидационный баланс утверждается по согласованию с уполномоченным государственным органом.

Согласно п. 8 ст.

63 ГК РФ оставшееся после удовлетворения требований кредиторов имущество юридического лица передается его учредителям (участникам), имеющим вещные права на это имущество или корпоративные права в отношении юридического лица, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или учредительным документом юридического лица. При наличии спора между учредителями (участниками) относительно того, кому следует передать вещь, она продается ликвидационной комиссией с торгов.

Не исключены ситуации, когда акционер-юридическое лицо ликвидируется в установленном порядке, но в самой процедуре ликвидации вопрос о юридической судьбе принадлежащих данному юридическому лицу акций не решается.

Кредиторы исключенной из ЕГРЮЛ компании, чьи требования остались без удовлетворения, могут воспользоваться механизмом распределения обнаруженного имущества, предусмотренным п. 5.2 ст. 64 ГК РФ. Сделать это вправе любой из кредиторов независимо от вида и размера обязательства и вида имущества (в том числе ценные бумаги (акции)).

При отсутствии у ликвидированного юридического лица кредиторов на его имущество вправе претендовать бывшие владельцы компании пропорционально размеру своих долей или в соответствии с достигнутым между ними соглашением по этому поводу. Единственный участник общества вправе поставить вопрос о признании за ним права собственности на соответствующие акции.

Иск владельца ликвидированной компании о признании за ним права собственности на оставшееся после ее закрытия имущество является надлежащим способом защиты его законных интересов, который способствует реальному восстановлению прав собственника.

Что будет с акциями компании в случае банкротства

Один из главных кошмаров инвестора — увидеть однажды новость о банкротстве компании, в которую вложил немало средств. Объясняем, что будет происходить с ее акциями

Как вернуть деньги, вложенные в акции недействующего ОАО

29 июня рынок узнал давно ожидаемую новость: крупнейший американский добытчик сланцевой нефти Chesapeake Energy подал заявку на банкротство. Это не стало сюрпризом, компания не в состоянии обслуживать огромный долг из-за резкого падения цен на нефть в 2020 году.

Chesapeaske объявила о намерении реструктуризовать $7 млрд своего долга. После завершения этой процедуры компания получит $2,5 млрд, а держатели приоритетных облигаций приобретут ее новые бумаги на $600 млн.

Акции Chesapeake, в июне пережившие спекулятивный взлет на 181%, рухнули вниз, после чего Нью-Йоркская фондовая биржа приостановила торги ими и запустила процедуру делистинга. Бумаги нефтяной компании обращаются также и на Санкт-Петербургской бирже, поэтому в неприятную ситуацию попали многие российские инвесторы. Рассказываем, что обычно происходит с акциями компаний-банкротов.

Банкротство не всегда означает ликвидацию компании

Само по себе заявление о банкротстве, особенно в США, еще не обязательно означает крах бизнеса. В большинстве случаев руководству удается договориться о реструктуризации долга перед кредиторами, поглощении или иных действиях, которые могут вернуть ее к жизни.

В частности, глава 11 Кодекса США о банкротстве позволяет компании продолжать деятельность, привлекать финансирование и реструктуризовать долговые обязательства. В некоторых случаях ценные бумаги 
компании не аннулируются и продолжают обращаться на фондовых биржах.

«Например, в январе 2019 года компания PG&E Corporation подала заявление в суд в рамках главы 11 Кодекса США о банкротстве. План реорганизации был одобрен в июне 2020 года.

Ожидается, что компания завершит необходимые процедуры к 1 июля 2020 года, а ее обыкновенные акции продолжат торговаться на бирже NYSE», — рассказал РБК Quote генеральный директор Санкт-Петербургской биржи Евгений Сердюков.

Если же акции банкрота проходят процедуру делистинга 
и уходят с биржи, то у акционера остается возможность продать их на внебиржевом рынке — особенно если речь идет об иностранных бумагах. Но они стремительно теряют в цене и, как правило, на них нет большого спроса.

Акционеры редко получают компенсацию от продажи имущества банкрота

Окончательное банкротство означает ликвидацию компании и продажу ее имущества. Однако это не значит, что акционеры обязательно получат свою долю при разделе активов.

Например, в России, согласно ст. 148 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», приоритет отдается кредиторам — банковским учреждениям и держателям облигаций. Требования акционеров удовлетворяются в последнюю очередь.

Только если что-то останется после покрытия всех долгов, миноритарии могут рассчитывать на небольшую компенсацию, пропорциональную количеству ценных бумаг. Зачастую активов компании-банкрота даже после полной распродажи не хватает для погашения всех обязательств.

В США ситуация схожая: в случае ликвидации компании ее ценные бумаги аннулируются, а активы продаются для покрытия обязательств в первую очередь перед кредиторами и лишь по остаточному принципу перед акционерами.

«Согласно американским законам, компания-должник разрабатывает план реорганизации. План проходит несколько этапов согласования, на завершающем этапе решение принимает суд.

Условия для акционеров окончательно определяются после рассмотрения плана реорганизации в суде и могут существенно отличаться от случая к случаю.

В отдельных случаях ценные бумаги компании могут погашаться без выплаты компенсации акционерам», — отметил Евгений Сердюков.

Поэтому для обычных акционеров вероятность возмещения потерь после банкротства эмитента 
минимальна — зачастую инвестор лишается всех денег. Сама процедура и для российских, и для американских компаний может затянуться на месяцы и даже годы. При этом акционеры не несут перед кредиторами ответственности и теряют лишь собственные вложения.

Делистинг акций иностранных компаний в России происходит с задержкой

В США бумаги снимают с торгов по желанию компании или в связи с тем, что эмитент или его акции перестали соответствовать требованиям торговой площадки. В таком случае они также перестают соответствовать требованиям российского законодательства (об обязательном прохождении листинга на иностранной бирже).

Евгений Сердюков рассказал РБК Quote, что в этом случае делистинг на Санкт-Петербургской бирже может произойти не ранее одного месяца и не позднее трех месяцев с даты принятия биржей этого решения. Такой срок дает возможность российским инвесторам продать ценные бумаги на организованных торгах.

Бумаги эмитента-банкрота останутся в портфеле до окончания всех процедур

Заместитель генерального директора по электронной торговле, директор департамента инвестиционных продуктов и сервисов компании «Открытие Брокер» Александр Дубров заявил, что акции компаний-банкротов не пропадают просто так. По ним возможны разные сценарии: акции останутся на счету или будут списаны в результате окончания всех процедур.

Дубров подчеркнул, что возможна ситуация, при которой вышестоящий депозитарий начинает начислять комиссию по хранению такой бумаги. В таком случае этот расход будет выставлен клиенту.

«Акции эмитента-банкрота остаются в портфеле клиента, но исключаются из оценки портфеля, так как по ним не происходит биржевых торгов.

Бумаги будут находиться в портфеле до момента продажи или поступления в депозитарий распоряжения из вышестоящих депозитариев о проведении корпоративного действия, в результате которого акции будут списаны или конвертированы», — рассказал руководитель департамента интернет-брокера компании «БКС Брокер» Игорь Пимонов.

Брокеры могут заранее ограничить торги по рискованным бумагам по собственной инициативе. В отношении Chesapeake Energy «БКС Брокер» еще с середины мая приостановил возможность открывать длинные позиции 
и оповестил клиентов о высоком риске делистинга, говорит Пимонов.

«Если вероятность банкротства крайне велика или неминуема, мы блокируем операции, направленные на возможность открытия новых позиций, оставляя возможность закрытия уже имеющихся позиций для большинства клиентов.

Тем не менее некоторые клиенты, подтвердив нам информацию о том, что они осознают, что эмитент может обанкротиться, и понимают связанные с этим риски, могут получить доступ к торговле такой бумагой», — рассказал Александр Дубров из «Открытие Брокер».

Читайте также:  Ремонт в праздничные дни

Главное — диверсификация 
и оценка целесообразности инвестиций

Теоретически банкротом может стать любая компания. Практически — это очень редкая ситуация на рынке. Особенно — в случае первоклассных и давно работающих компаний.

Банкротство никогда не случается внезапно: признаки проблем всегда можно заметить в финансовой отчетности. Стоимость бумаг таких компаний и прогнозы экспертов по ним постоянно понижаются, о тяжелой ситуации пишут финансовые СМИ.

Поэтому для инвестора, желающего максимально себя обезопасить, так важны фундаментальный анализ, продуманный выбор акций и отслеживание новостей по ним. В этом случае шансы увидеть в портфеле бумаги, упавшие до нуля, минимальны.

Также важна диверсификация: если распределять средства в акции нескольких компаний, то даже банкротство одного из эмитентов вряд ли сильно скажется в целом на портфеле.

Больше интересных историй и новостей об инвестициях вы найдете в нашем телеграм-канале «Сам ты инвестор!»

Стратегия для снижения рисков инвестора, когда в инвестиционный портфель приобретаются разнообразные активы и независимые друг от друга биржевые инструменты. При правильной диверсификации общий риск инвестора будет уменьшаться, а потенциальная доходность — повышаться. Исключение ценных бумаг из списка ценных бумаг, допущенных к торгам (котировального списка биржи) по инициативе компании-эмитента или в связи с дефолтом эмитента. После делистинга ценные бумаги этого эмитента могут торговаться только на внебиржевом рынке, а капитализация компании не может быть рассчитана. Торговая позиция при биржевых операциях. Она возникает, когда инвестор покупает ценные бумаги, валюту или товар в ожидании роста цен на них. В этом случае инвестор не ограничен во времени и может владеть инструментом (бумагой, валютой, товаром, контрактом и пр.) сколь угодно долго, отчего такая позиция получила название «длинной» Лицо, выпускающее ценные бумаги. Эмитентом может быть как физическое лицо, так и юридическое (компании, органы исполнительной власти или местного самоуправления). Финансовый инстурмент, используемый для привлечения капитала. Основные типы ценных бумаг: акции (предоставляет владельцу право собственности), облигации (долговая ценная бумага) и их производные. Подробнее

Личный опыт: чем опасны акции для новичка

Далеко не всегда акции приносят прибыль в первый же год ratch0013/Depositphotos.com

Инвестируя даже в акции крупных надежных компаний, можно легко потерять деньги. История инвестора Алексея показывает, что правильная стратегия часто важнее прогнозов аналитиков и хорошей отчетности.

Как я стал инвестором

Ровно год назад я решил попробовать инвестировать в фондовый рынок и открыл ИИС. Выделил из накоплений небольшую сумму — около 108 тысяч рублей.

Решил вкладывать в акции: с учетом небольшой суммы я мог получить более высокую доходность, чем, например, покупая ОФЗ или корпоративные бонды.

К декабрю получился портфель, в который примерно в равных долях вошли акции Сбербанка, «Аэрофлота», ЛСР, «Магнита», МТС и «Яндекса». На инвестиционном счете осталось около 5 тыс. рублей свободных средств.

  • Критериев выбора эмитентов было несколько:
  • — крупные компании с растущими финансовыми показателями или инвестициями в собственный бизнес. В дальнейшем это могло подтолкнуть котировки вверх;
  • — наличие дивидендной политики. С учетом срока инвестирования (от трех лет) это могло сильно увеличить доходность;

— более низкая стоимость бумаг по сравнению с конкурентами или монопольное положение. Например, тот же Х5 Group в списке отечественных ретейлеров выглядел на тот момент дороже, а у «Аэрофлота» за счет ухода конкурентов («Трансаэро», «ВИМ-Авиа», нескольких региональных компаний) рос объем авиаперевозок.

Первые потери

Вначале все было отлично. Единственная досадная неожиданность — продажа Сергеем Галицким своего бизнеса ВТБ. Честно говоря, до сих пор удивлен столь резкой реакцией рынка. Инвестиции в «Магнит» принесли убыток, но его компенсировал рост котировок бумаг других компаний.

Однако санкции, обвалившие в апреле российские индексы, перевели практически все позиции в разряд убыточных. За исключением «Яндекса»: если бы в тот момент я вышел из его бумаг, то заработал бы примерно 4,5 тысячи рублей (28%). Но я посчитал, что эти бумаги продолжат расти. IT-компания много вкладывала в развитие бизнеса, планировались IPO Uber и «Яндекс.Такси».

Как вернуть деньги, вложенные в акции недействующего ОАО

К июню я получил налоговый вычет от государства и, добавив еще немного денег, купил на просадке акции Сбербанка. К июлю эта позиция показывала небольшой плюс, но после очередных новостей о санкциях стала убыточной.

Последним «сдался» «Яндекс»: после новости о якобы готовящейся сделке со Сбербанком в один день я потерял 4 тысячи рублей, сейчас бумаги IT-компании стоят ниже, чем когда я их покупал, и, похоже, отрастут еще не скоро, несмотря на усилия Аркадия Воложа.

Итоги и выводы

В октябре я продал все акции «Аэрофлота», зафиксировав убыток. Думаю, что обещания главы компании Виталия Савельева увеличить к 2023 году капитализацию компании в четыре раза — это просто блеф.

В феврале он прогнозировал рост акций до 210 рублей, а сейчас они торгуются по 95,5 рубля. И, судя по увеличивающимся расходам на топливо и зарплаты, ничего хорошего акционерам компании не светит.

Тем более что экономическая изоляция страны усиливается.

Освободившиеся средства были вложены в короткие ОФЗ под 8,42%. За исключением нефтегазового сектора, в ближайшие год-два роста акций российских компаний я не жду, поскольку реальный рост ВВП около нуля, а иностранные инвесторы уходят. Если упадут цены на нефть, рухнут и акции «Роснефти» и «Газпрома».

На моем счете сейчас около 85 тысяч рублей, и это с учетом реинвестированных дивидендов (налоговый вычет был получен на банковский счет). За год я провел 14 сделок, потратив на комиссии брокеру около 1 700 рублей.

Годовой убыток по портфелю акций — 21,6 тысячи рублей. Продавать акции сейчас не планирую, равно как и покупать, поскольку думаю, что рынок будет очень долго восстанавливаться.

В случае чего по некоторым бумагам буду сразу фиксировать прибыль, а на эти средства планирую приобретать ОФЗ с дюрацией до 5—6 лет.

Работа над ошибками

Конечно, Банки.ру не мог не спросить профессиональных участников, что инвестор сделал не так. Замечания экспертов были следующими:

• Инвестор ждал постоянного роста акций, но фундаментальный анализ далеко не всегда срабатывает — между отчетами может случиться все что угодно, и это будет более значимо для котировок, чем финансовые показатели. Рынок может реагировать на разные факторы (новости, слухи, отчеты, технические сигналы), и нельзя предсказать, какое событие окажет влияние на акции.

Никто не ждет «черных лебедей», но они прилетают постоянно.• Выбор акций сродни лотерее, нет никаких гарантий, что даже подешевевшие акции вырастут в цене. Вопрос в том, будут ли они востребованы рынком. Консенсус-прогнозы могут не сработать. Например, акции «Яндекса» еще могут вырасти, но инвестору стоило зафиксировать часть позиции, чтобы повысить запас прочности портфеля.

• Инвестор неправильно оценил риски и не был готов к «просадкам». Нужно определить границы риска и уметь ждать. Сейчас из-за неопределенности российские компании стоят дешево даже по меркам других развивающихся рынков. Рост котировок — вопрос времени, и, как показывает статистика, на горизонте 3—5 лет рынок растет выше очередного максимума.• Инвестор не использовал инструменты, снижающие риски.

Например, стоп-приказы, которыми пользуются опытные трейдеры и управляющие.• Инвестор выбрал эмитентов, ориентированных на внутренний рынок, включение в этот портфель экспортеров сделало бы его более надежным. Инвестируя свыше 1 млн рублей, есть смысл покупать бумаги разных стран.

• Неудачно была выбрана точка входа: инвестор пытался «заскочить в уходящий поезд» — покупка акций Сбербанка и «Аэрофлота». Очень распространенная ошибка начинающих покупать акции уже «разогретых» компаний. Это не подходит тем, кто не ведет активную торговлю на рынке. Если событие состоялось, то нужно продавать бумаги.

Тем более не стоит покупать бумаги компаний, где есть негативный новостной фон — например, можно предположить, что из-за «закона Яровой» и модернизации сетей вырастут расходы МТС, а снижение потребительского спроса ударит по котировкам ретейлеров.

Сам Алексей лишь частично согласился с критикой экспертов. Он согласен, что слишком доверял прогнозам аналитиков, плохо диверсифицировал портфель и не учитывал, что в случае новых санкций под ударом окажутся флагманы российского фондового рынка, такие как Сбербанк.

Кроме того, считает инвестор, ему стоило не рассчитывать на долгий рост котировок, а периодически фиксировать прибыль, реинвестируя ее в «просевшие» бумаги. Возможно, это защитило бы портфель от резкого падения акций Сбербанка в апреле и «Яндекса» в октябре.

На будущее Алексей также планирует держать на счете больше кеша, чтобы в удачные моменты можно было покупать акции «на росте». Например, купив тот же «Яндекс» в октябре, когда котировки его бумаг начали восстанавливаться, инвестор мог бы заработать до 7% за один день.

На практике оказалось, что из-за недостатка средств на счете он даже не мог «усреднить» свою позицию.

Идеальные инвестиции

По словам экспертов, далеко не всегда акции приносят прибыль в первый же год. И, открывая ИИС, нужно запастись терпением хотя бы на три-четыре года.

Начинающему инвестору стоит вложить часть средств в короткие ОФЗ (до 5—6 лет), а оставшуюся часть можно инвестировать в ETF (их преимущество — низкие комиссии при широкой диверсификации).

По статистике, биржевые фонды часто обыгрывают агрессивных инвесторов.

Управляющий активами компании «Регион Эссет Менеджмент» Алексей Скабалланович советует держать в акциях до 20% средств. Это могут быть крупные эмитенты: «Газпром», «ЛУКОЙЛ», «Роснефть», «Ростелеком» и т. д.

Около трети средств можно направить в ОФЗ (26217) — это придаст портфелю устойчивость, и около половины денег можно вложить в корпоративные бонды госкомпаний. Очевидным плюсом инвестирования в эти бумаги является доходность по ним, которая выше ключевой ставки ЦБ.

«Доходность по портфелю, в совокупности с налоговым вычетом по ИИС, даст возможность значительно превзойти доходность по депозитным ставкам, даже если те вырастут в ближайшие три года», — считает эксперт.

Читайте также:  Алименты с неработающего в 2023 году: сумма и как рассчитать

Профессионалы не советуют покупать акции третьего-четвертого эшелона: рассчитывая на быстрый рост, инвестор может потерять деньги или приобрести бумаги, которые потом трудно будет продать.

Можно сделать ставку на дивидендные акции, но чудес ждать не стоит: в следующем году дивидендная доходность у некоторых компаний прогнозируется на уровне 6—11%, но все равно это лишь приятное дополнение.

Инвесторы зарабатывают на изменении курсовой стоимости.

Не стоит делать и ставку на долгосрочные инвестиции. Эксперты указывают, что большинство новичков считают: если горизонт их вложений предусматривает от трех до пяти лет и более, то можно покупать бумаги здесь и сейчас, как говорят профессионалы «по рынку». Однако такая тактика может привести как минимум к замораживанию денежных средств «в убытке» на несколько лет.

Альберт КОШКАРОВ, Banki.ru

Инвестиционный портфель Алексея оценивали: Георгий Ващенко (ИК «Фридом Финанс»), Андрей Ушаков, (УК «Система Капитал»), Андрей Кочетков («Открытие Брокер»), Александр Бахтин («БКС Премьер») и Сергей Дроздов (ГК «Финам»).

Проблемы при инвестировании, или как вернуть деньги – практический опыт

Каковы первые признаки того, что в бизнесе, в который вы инвестируете, что-то пошло не так и пора забирать деньги? Как подготовиться к такой ситуации и что делать, если она произошла? Рассказывает частный инвестор и эксперт в области возврата заемных инвестиций Антон Шипнягов.

Сегодня в России из-за низких ставок по депозитам все больше людей интересуется инвестициями в бизнес. Часть инвесторов самостоятельно находят интересные компании, часть – пользуется услугами краудинвестинговых площадок, которые помогают быстро оценить бизнес и заключить сделку онлайн. У меня есть опыт и самостоятельных сделок, и сделок на краудинвестинговой площадке StartTrack. 

По данным ЦБ, объем сегмента P2B (выдача займов юрлицу или индивидуальным предпринимателям физлицом) за первый квартал 2018 года составил 880 млн рублей, увеличившись в 4,7 раза по сравнению с первым кварталом 2017 года. Однако, несмотря на высокую ожидаемую доходность (от 17-25% годовых даже выше), такие сделки несут в себе риск. 

По моим наблюдениям, проблемы с выплатами начинаются в течение полугода точно у 4 или даже у 5 из 10 проектов. И в «группе риска» прежде всего – ритейл определенных товарных групп: электроника, бытовая техника, цветы, продукты питания, косметика. Другие инвесторы считают, что «упадут» 8 из 10 проектов. Есть и еще более пессимистичная оценка – через 2 года «выживут» лишь два проекта из ста. 

Риск инвестирования в бизнес связан с тем, что своим делом часто начинают заниматься малоопытные люди. Они делают это спонтанно – толчком к созданию бизнеса становится та или иная личная потребность, жизненная ситуация. Большинство даже не проводят элементарных маркетинговых исследований, не изучают рынок. 

Человек просто загорается идеей, собирает команду и отправляется в «плавание». Набивать шишки приходится уже в пути, и из-за отсутствия опыта и знаний справиться с трудностями удается далеко не каждому. 

Бизнес на недоверии

С предпринимателем, который обратился за инвестициями, я провожу минитестирование: проверяю, насколько тот владеет основными понятиями бизнеса – понимает ли, например, чем отличаются прибыль, наценка и рентабельность (встречаются и такие, кто считает, что это одно и то же), задаю вопросы по их маркетингу, системе управления, команде. Если такая беседа в целом не вызывает опасений, то я проверяю будущего заемщика по базе банкротов, по сайту суда (нет ли на него текущих дел) и сайту Федеральной службы судебных приставов (нет ли по нему исполнительных производств). 

Если и в этом плане все хорошо – смотрю офис и езжу на товарный склад.

В проекты, которые, по моей личной оценке, можно назвать перспективными, я инвестирую поэтапно: сначала даю небольшую сумму на короткий срок (скажем, 200 тысяч рублей на 3 месяца), потом постепенно увеличиваю сумму и срок. Важный момент. Сумму увеличиваю только через возврат предыдущей, иначе это стимулирование построения «пирамиды». 

Моя щепетильность кому-то может показаться излишней, но осторожным и требовательным становишься неспроста. 2 года назад я инвестировал в очень раскрученный популярный интернет-магазин профессиональной косметики.

Проект довольно удачно работал с сентября 2014 года, но с прошлого года его основатели перестали выплачивать инвесторам проценты.

По моему займу – в течение трех месяцев, другие же не получали вознаграждение в течение полугода. 

Никаких письменных объяснений владельцы не давали, а в устной форме рассказывали о проблемах в управлении компанией и о том, что им якобы пришлось расстаться с неудобным для их бизнеса партнером и это отняло все деньги. Заверяли при этом, что как только все вопросы будут решены, бизнес обязательно «взлетит». Бизнес «не взлетел», и я обратился в суд.

Дело выиграл, но владельцы интернет-магазина к тому моменту успели вывести все активы из юрлица, а сами, как поручители-физлица, сменили прописку на один из южных регионов России. В Москве на них не было оформлено ровным счетом ничего – ни автомобилей, ни жилья. В этом проекте, как оказалось, участвовало около 20 инвесторов, на сайте суда значится 15 человек, подавших иски.

Сумма займов колебалась от 300 тысяч до 3 млн рублей.

Ситуация усложнилась еще и позицией МВД, которое не усматривает мошенничества в действиях таких заемщиков. Чтобы привлечь недобросовестных бизнесменов к ответственности, приходится объединяться и искать других пострадавших. Только массовые заявления могут растормошить неповоротливые структуры. Отсюда совет – лучше держитесь группой инвесторов. Одиночное инвестирование опасно.

Сейчас скопилось немало решений в мою пользу. Все они исполняются приставами и успешно.

Так, осенью 2017 года Мещанский суд Москвы, приняв во внимание все детали процесса, приплюсовал к моему займу все невыплаченные вознаграждения, а также начислил пеню на каждую невыплату.

В итоге, сумма к взысканию получилась в 4,5 раза больше той, которую я изначально выдавал заемщику в виде займа. Знакомые адвокаты и юристы это решение суда назвали беспрецедентным.

Пошли на площадку?

Сегодня в России около 10 краудинвестинговых площадок разного уровня и направления. Инвестировать в бизнес я начинал с площадки StartTrack.

Несмотря на то, что любая площадка не является гарантом надежности проектов, это был довольно успешный опыт – StratTrack предоставляет удобный сервис, ответственно подходит к подготовке документов, открыто отвечает на вопросы и проводит мастер-классы, в том числе – о работе с проблемными кейсами. Вероятно, дело в том, что топ-менеджмент площадки — финансисты, работавшие на бирже и в брокерских компаниях. Все компании, в которые я инвестировал через площадку своевременно выполнили обязательства, однако я знаю, что несколько других проектов допустили дефолты. В каждом таком случае площадка шла навстречу инвесторам – помогала оформлять претензии и заявления, действовать организованно и быстро.

В России четкой статистики по дефолтам проектов, привлекших инвестиции через краудинвестинговые площадки, нет, но если посмотреть на цифры западных площадок, то, например, Funding Circle, крупнейшая краудинвестинговая площадка в Великобритании, на протяжении шести лет демонстрирует средний уровень дефолтов на уровне всего 2,1% от совокупного оборота. Funding Circle работает только с займами и с 2012 года привлекла в 31184 компании более 3 млрд фунтов стерлингов от 74309 инвесторов. 

Какие бы общие советы я дал новичкам, решившим инвестировать в бизнес? 

1. Действуйте в группе инвесторов

Больше людей – больше информации. В случае дефолта проекта вам легче найти и пригласить должника к переговорам. В случае суда вы сэкономите на юристах, так как при типовом договоре и исковые заявления типовые, да и судье легче рассматривать аналогичные дела. Если должник начнет скрываться, МВД предпримет действия только, если количество людей, подавших заявления, будет больше пяти.

2. Будьте взрослым

Конечно, краудинвестинговая площадка – это удобные инвестиции, как для новичка, так и для опытного инвестора. Однако, площадка не является гарантом надежности проектов. Поэтому, даже убедившись в репутации площадки, проводите самостоятельный анализ, общайтесь с учредителями компаний и принимайте самостоятельные решения.

3. Подписывайте годовые контракты

Годовой контракт позволяет проекту прогнозировать свои финансы. Фаундеры распределяют нагрузку, понимают сколько денег и в какие сроки они будут выплачивать инвесторам. Помните: деньги на 2-3 месяца не дают развития. Их можно только потратить. 

Годовой контракт выгоден еще и тем, что если возникнут проблемы с выплатами процентов или с возвратом самого займа, то, по суду, в соответствии с условиями договора, присуждается большая сумма к возврату. Таким образом, это становится хоть немного выгодно. 

4. Не слишком доверяйте цифрам

При заключении инвестиционного договора обязательно оговаривается, что инвестор имеет доступ к отчетной информации с определенной периодичностью – как правило, раз в месяц. Но все эти «страховки» часто не работают.

Отчетность нередко фальсифицируется или вовсе не отправляется.

Даже если вы лично решите посетить склад компании, вам скажут, на какую сумму здесь хранится товар, однако проверить достоверность информации вы не сможете – для этого придется провести полноценный аудит, что далеко не всегда возможно. 

5. Задержка выплат? Сразу в суд

Первый признак того, что у вашего заемщика серьезные проблемы – это две подряд невыплаты ежемесячного вознаграждения инвестору.

Через 30 дней после третьей невыплаты инвестор уже может нести в суд исковое заявление. Но имейте в виду: так как судебная система сильно перегружена, она работает медленно.

Судебный цикл – от подачи иска до того момента, когда инвестору выдадут на руки решение суда, может длиться больше года. 

Если вы чувствуете, что у проекта начались проблемы, не тяните, сразу обращайтесь в суд. Я подал один из исков 20 августа 2017 года и только 18 июня 2018 суд огласил решение в мою пользу (правда, до сих пор не могу получить его в письменном виде из-за перегруза канцелярии суда!). 

Только в сентябре закончится срок оспаривания по этому иску, а значит, только в конце сентября я смогу получить исполнительный лист, чтобы начать взыскивать долг. Таким образом, судебный цикл составит 13 месяцев! Досудебные переговоры займут 1 месяц, срок судебных рассмотрений – от 5 месяцев. Подробнее читайте в пункте 7. 

Читайте также:  Предъявление иска к юридическому лицу

6. Не надейтесь договориться по-хорошему

Лично мне удалось не доводить дело до суда лишь по одному договору – директор коммерческого образовательного учреждения, в которое я инвестировал, год уклонялся от встреч со мной, однако сам связался со мной и вернул деньги, как только увидел на сайте суда объявление о заседании, где он был указан в качестве ответчика. Судебные иски – это пятно на репутации заемщика, и предприниматели дорожат ею. Но, увы, далеко не все. 

7. Изучите процедуру

После двух невыплат подряд заемщику вручается досудебное предупреждение, а через 30 дней можно подать судебный иск. Примерно через 40 дней после подачи как пройдет собеседование у назначенного по делу судьи. Собеседование – это рассмотрение формальной стороны дела, когда судья разбирается, какие документы в деле есть, а каких не хватает. 

Еще через 40 дней после собеседования будет назначено первое заседание с участием обеих сторон, а еще через примерно 40 дней будет второе заседание (существует практика решать все двумя и даже тремя заседаниями).

Еще приблизительно через 40 дней, если решение вступило в силу, вы получаете исполнительный лист и едете в службу судебных приставов по месту регистрации должника. Чтобы инициировать процесс взыскания, необходимо опять же обратиться туда с заявлением и ждать положенные сроки.

Запомните формулу: на практике самый короткий судебный процесс от подачи иска до исполнительного листа занимает 4 раза по 40 дней – 160 дней. Держите это в голове. 

8. Штрафуйте, пока закон позволяет

Большинство краудинвестинговых площадок предлагают начислять пени в размере 0,1% за каждый день просрочки. Но я считаю, что штрафы должны начинаться от 0,5% в день. В некоторых моих договорах где риск выше размер штрафа составляет даже больше – до 1,5% в день. Это вовсе не способ нажиться на проектах или финансово обескровить предпринимателя, а мощный стимул не заходить в суд. 

Судьи, к слову, пока еще признают все штрафы, указанные в договоре, в полном объеме (3-4 года назад ситуация была иная: суд отменял штрафы и пени), но этот короткий период заканчивается.

В ближайшее время суды начнут применять новый закон, согласно которому пеню по такого рода инвестиционным договорам будут начислять по определенной ставке.

На практике это означает, что сумму штрафов уменьшат.

Защитить деньги от хакеров, или в чем причина успеха криптовалютных воров

Несколько советов от победителя в гонке за доходность с индексом S&P 500

Сюрпризы от акционеров. Что нужно знать инвестору про выкуп и допэмиссию акций

Допэмиссия — это выпуск компанией новых акций и их последующая продажа. Например, раньше у компании было 1000 акций, после допэмиссии их станет 1100.

В свою очередь, выкуп акций подразумевает, что компания приобретает обратно уже выпущенные бумаги. К примеру, торговалось 1000 акций компании, после выкупа их будет 900.

Обычно компании так поступают, когда бизнесу или акционерам нужны деньги.

Так, последние два года выручка торговой сети « «Магнит» # 3 » росла медленнее, чем раньше, прибыль падала, а долги становились все больше.

Чтобы найти деньги на развитие, основной акционер Сергей Галицкий # 40 (на тот момент) и руководство компании решили выпустить дополнительные акции и продать их.

В отличие от кредита, с полученных денег не нужно платить проценты, также эти средства не надо возвращать.

В итоге «Магнит» продал 7,77% новых акций за 45,46 млрд рублей. Это больше годовой прибыли: за 2017 год, по подсчетам компании, она заработала 35,53 млрд рублей. «Магнит» пообещал на эти деньги отремонтировать старые магазины и построить новые.

Бизнес «Новатэка», в отличие от «Магнита», стабильно развивается: выручка и прибыль растут, долги снижаются. Компания постоянно покупает месторождения нефти и газа, вкладывает деньги в новые проекты и платит дивиденды два раза в год.

Чтобы получать еще больше дивидендов, основной акционер Леонид Михельсон # 5 и руководство компании запустили программу выкупа акций. Чем меньше акций в целом, тем больше выплат получает каждый акционер. За последние 5 лет «Новатэк» выкупил около 0,65% своих акций. Каждый год компания тратит на это примерно $600 млн.

Как это повлияет на инвестора

Если компания проведет допэмиссию или выкуп, изменятся две вещи: количество акций и число акционеров. Это значит, что вы будете владеть меньшим или большим «кусочком» компании, а решения будут принимать больше или меньше людей.

Допустим, компания дополнительно выпустила 100% новых акций: раньше торговалось 1000 акций, а теперь их стало 2000. Если раньше вы владели долей в 1%, то теперь она уменьшилась до 0,5%. Это значит, что вам стало принадлежать меньше прибыли и имущества компании.

Финансовый консультант

Здесь может быть несколько ситуаций, и в каждой нужно действовать по-разному.

Первым делом проверьте, есть ли у компании, через которую вы инвестировали, лицензия Банка России на брокерские услуги. Сделать это можно как через официальный сайт Банка России, так и через мобильное приложение «ЦБ онлайн». Если сведения о компании есть, значит, она легальна и поднадзорна Банку России.

Подчеркну — работать с брокерами можно только при наличии лицензии Банка России на осуществление деятельности по привлечению денег. Раньше выдавали лицензии еще две организации, правопреемником которых стал Банк России, — ФКЦБ, ФСФР России, некоторое из этих лицензий еще действующие. Наличие лицензии — гарантия, что за работой компании следит регулятор.

И в случае ваших разногласий с ней вы можете написать жалобу или обращение в Банк России.

Вторая история – лицензии у компании нет, значит, она не имеет права осуществлять брокерские услуги и не поднадзорна Банку России. Тут тоже может быть несколько ситуаций.

В первом случае, когда компания не имеет лицензии Банка России, но при этом по документам является легальным юридическим лицом, и с ней заключен договор, то разногласия нужно решать в судебном порядке. Но для этого важно понять, какой договор был заключен, каковы условия и предмет.

Часто такие фирмы вводят в заблуждение о своей деятельности, и под видом договора на оказание брокерских услуг продают инвестиционные консультации или семинары. И договор будет заключен на образовательные услуги, то есть по факту под видом инвестирования вам продают некий информационный продукт.

И здесь придется доказать факт введения в заблуждение и понять, как вернуть деньги, исходя из условий договора.

В ситуации, когда компания, не имея лицензии Банка России, заключила с вами договор на брокерские услуги или на инвестирование, обращаться нужно в правоохранительные органы. Скорее всего вы имеете дело с мошенниками, которые с помощью различных психологических инструментов или социальной инженерии заставляли переводить им деньги.

На сайте Банка России публикуется список компаний с признаками нелегальной деятельности. Рекомендую обязательно проверить, нет ли компании, с которой вы планируете сотрудничество, в этом списке.

На 1 июня в перечень вошли более 1,8 тысяч организаций и интернет-проектов, в деятельности которых Банк России выявил признаки финансовой пирамиды, нелегального кредитора или профессионального участника рынка ценных бумаг.

С ними категорически не стоит вступать в финансовые отношения.

Не рекомендую пользоваться услугами тех, кто обещает решить все ваши вопросы и быстро вернуть деньги. Такие псевдо юристы могут даже создавать сайты с информацией по разоблачению финансовых мошенников и предложением своих услуг.

Полагаясь на эту помощь, можно еще раз лишиться своих денег, либо не получить обещанного.

Эта так называемая схема «двойного обмана» довольно распространена, и часто люди в надежде вернуть уже переданные мошенникам деньги теряют еще больше.

Чтобы не попадать в подобные ситуации, напомню основные рекомендации начинающим инвесторам. Нельзя реагировать на предложения инвестировать деньги в высокодоходный проект без тщательного анализа финансового посредника. Поэтому самый первый пункт – проверить легальность работы компании до начала переговоров с ней.

Иногда мошенники могут высылать поддельные документы – несуществующую лицензию или документ, принадлежащий компании со схожим названием. Все это тоже надо проверять сразу: лишиться денег можно быстро, возвращать их всегда долго, а в случае с мошенниками – практически невозможно.

Увидели интересное объявление или наткнулись на рекламу в Интернете – проверьте, что за фирма стоит за этим предложением.

Следующий момент: проанализируйте обещания компании.

Если она гарантирует высокий доход – это уже повод насторожиться: гарантированной может быть только доходность по вкладам в банке или по государственным ценным бумагам, например, ОФЗ – облигациям федерального займа, но эти инструменты никогда не дают сверхприбыли. Если доходность не гарантируют, а просто обещают, то выясните, за счет чего она формируется. Еще один повод насторожиться – деньги нужно переводить на реквизиты физического, а не юридического лица.

К сожалению, с ростом интереса граждан к фондовому рынку, мошенники придумывают новые схемы выманивания денег.

Но если быть бдительным и не терять голову при обещании немыслимых процентов, то можно легко вычислить их уловки.

Используйте правило трех дней: потратьте три дня на сбор информации о том, кому вы собираетесь отдать свои деньги. Этого времени достаточно, чтобы принять решение обдуманно.

Интересное

Как вернуть деньги, вложенные в акции недействующего оао

Как вернуть деньги, вложенные в акции недействующего ОАОС.А. Токмина,автор ответа, консультант Аскон по юридическим вопросам

ВОПРОС

У акционерного общества акционеры — физические и юридические лица. Юридическое лицо-акционер ликвидировано. Запись внесена в ЕГРЮЛ. В реестр акционеров изменения не внесены. В реестре акционеров числится ликвидированное юридическое лицо. Сведений о новых владельцах акций нет.  Что происходит с акциями ликвидированного юридического лица–акционера?

ОТВЕТ

При ликвидации юридического лица за счет продажи акций могут быть удовлетворены требования кредиторов ликвидируемого лица. Если все требования кредиторов удовлетворены за счет иного имущества, то оставшиеся акции передаются его учредителям (участникам).

Если в процессе ликвидации юридического лица акционер-юридическое лицо не решил вопрос о юридической судьбе принадлежащих ему акций, то после того, как юридическое лицо было исключено из ЕГРЮЛ, они могут быть переданы кредитору, чьи требования остались без удовлетворения, либо бывшим владельцам компании. Однако в этом случае указанным лицам необходимо обратиться в суд с соответствующим заявлением.

ОБОСНОВАНИЕ

Абзацем 5 статьи 2 Федерального закона от 22.04.1996 N 39-ФЗ «О рынке ценных бумаг» установлено, что акция – это эмиссионная ценная бумага, закрепляющая права ее владельца (акционера) на получение части прибыли акционерного общества в виде дивидендов, на участие в управлении акционерным обществом на часть имущества, остающегося после его ликвидации. Акция является именной ценной бумагой.

Согласно п. 1 ст. 213 ГК РФ объектом права собственности может выступать любое имущество, за исключением отдельных видов имущества, которые в соответствии с законом не могут принадлежать гражданам или юридическим лицам.

Таким образом, акции акционерного общества являются собственностью акционера, в том числе юридического лица.

При ликвидации юридического лица требования кредиторов удовлетворяются за счет его имущества (ст. 64 ГК РФ).

Согласно п. 4 ст.

63 ГК РФ, если имеющиеся у ликвидируемого юридического лица (кроме учреждений) денежные средства недостаточны для удовлетворения требований кредиторов, ликвидационная комиссия осуществляет продажу имущества юридического лица (в том числе акций), на которое в соответствии с законом допускается обращение взыскания, с торгов, за исключением объектов стоимостью не более ста тысяч рублей (согласно утвержденному промежуточному ликвидационному балансу), для продажи которых проведение торгов не требуется.

В соответствии с п. 6 ст. 63 ГК РФ после завершения расчетов с кредиторами ликвидационная комиссия составляет ликвидационный баланс, который утверждается учредителями (участниками) юридического лица или органом, принявшими решение о ликвидации юридического лица. В случаях, установленных законом, ликвидационный баланс утверждается по согласованию с уполномоченным государственным органом.

Согласно п. 8 ст.

63 ГК РФ оставшееся после удовлетворения требований кредиторов имущество юридического лица передается его учредителям (участникам), имеющим вещные права на это имущество или корпоративные права в отношении юридического лица, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или учредительным документом юридического лица. При наличии спора между учредителями (участниками) относительно того, кому следует передать вещь, она продается ликвидационной комиссией с торгов.

Не исключены ситуации, когда акционер-юридическое лицо ликвидируется в установленном порядке, но в самой процедуре ликвидации вопрос о юридической судьбе принадлежащих данному юридическому лицу акций не решается.

Кредиторы исключенной из ЕГРЮЛ компании, чьи требования остались без удовлетворения, могут воспользоваться механизмом распределения обнаруженного имущества, предусмотренным п. 5.2 ст. 64 ГК РФ. Сделать это вправе любой из кредиторов независимо от вида и размера обязательства и вида имущества (в том числе ценные бумаги (акции)).

При отсутствии у ликвидированного юридического лица кредиторов на его имущество вправе претендовать бывшие владельцы компании пропорционально размеру своих долей или в соответствии с достигнутым между ними соглашением по этому поводу. Единственный участник общества вправе поставить вопрос о признании за ним права собственности на соответствующие акции.

Иск владельца ликвидированной компании о признании за ним права собственности на оставшееся после ее закрытия имущество является надлежащим способом защиты его законных интересов, который способствует реальному восстановлению прав собственника.

Что будет с акциями компании в случае банкротства

Один из главных кошмаров инвестора — увидеть однажды новость о банкротстве компании, в которую вложил немало средств. Объясняем, что будет происходить с ее акциями

Как вернуть деньги, вложенные в акции недействующего ОАО

29 июня рынок узнал давно ожидаемую новость: крупнейший американский добытчик сланцевой нефти Chesapeake Energy подал заявку на банкротство. Это не стало сюрпризом, компания не в состоянии обслуживать огромный долг из-за резкого падения цен на нефть в 2020 году.

Chesapeaske объявила о намерении реструктуризовать $7 млрд своего долга. После завершения этой процедуры компания получит $2,5 млрд, а держатели приоритетных облигаций приобретут ее новые бумаги на $600 млн.

Акции Chesapeake, в июне пережившие спекулятивный взлет на 181%, рухнули вниз, после чего Нью-Йоркская фондовая биржа приостановила торги ими и запустила процедуру делистинга. Бумаги нефтяной компании обращаются также и на Санкт-Петербургской бирже, поэтому в неприятную ситуацию попали многие российские инвесторы. Рассказываем, что обычно происходит с акциями компаний-банкротов.

Банкротство не всегда означает ликвидацию компании

Само по себе заявление о банкротстве, особенно в США, еще не обязательно означает крах бизнеса. В большинстве случаев руководству удается договориться о реструктуризации долга перед кредиторами, поглощении или иных действиях, которые могут вернуть ее к жизни.

В частности, глава 11 Кодекса США о банкротстве позволяет компании продолжать деятельность, привлекать финансирование и реструктуризовать долговые обязательства. В некоторых случаях ценные бумаги 
компании не аннулируются и продолжают обращаться на фондовых биржах.

«Например, в январе 2019 года компания PG&E Corporation подала заявление в суд в рамках главы 11 Кодекса США о банкротстве. План реорганизации был одобрен в июне 2020 года.

Ожидается, что компания завершит необходимые процедуры к 1 июля 2020 года, а ее обыкновенные акции продолжат торговаться на бирже NYSE», — рассказал РБК Quote генеральный директор Санкт-Петербургской биржи Евгений Сердюков.

Если же акции банкрота проходят процедуру делистинга 
и уходят с биржи, то у акционера остается возможность продать их на внебиржевом рынке — особенно если речь идет об иностранных бумагах. Но они стремительно теряют в цене и, как правило, на них нет большого спроса.

Акционеры редко получают компенсацию от продажи имущества банкрота

Окончательное банкротство означает ликвидацию компании и продажу ее имущества. Однако это не значит, что акционеры обязательно получат свою долю при разделе активов.

Например, в России, согласно ст. 148 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», приоритет отдается кредиторам — банковским учреждениям и держателям облигаций. Требования акционеров удовлетворяются в последнюю очередь.

Только если что-то останется после покрытия всех долгов, миноритарии могут рассчитывать на небольшую компенсацию, пропорциональную количеству ценных бумаг. Зачастую активов компании-банкрота даже после полной распродажи не хватает для погашения всех обязательств.

В США ситуация схожая: в случае ликвидации компании ее ценные бумаги аннулируются, а активы продаются для покрытия обязательств в первую очередь перед кредиторами и лишь по остаточному принципу перед акционерами.

«Согласно американским законам, компания-должник разрабатывает план реорганизации. План проходит несколько этапов согласования, на завершающем этапе решение принимает суд.

Условия для акционеров окончательно определяются после рассмотрения плана реорганизации в суде и могут существенно отличаться от случая к случаю.

В отдельных случаях ценные бумаги компании могут погашаться без выплаты компенсации акционерам», — отметил Евгений Сердюков.

Поэтому для обычных акционеров вероятность возмещения потерь после банкротства эмитента 
минимальна — зачастую инвестор лишается всех денег. Сама процедура и для российских, и для американских компаний может затянуться на месяцы и даже годы. При этом акционеры не несут перед кредиторами ответственности и теряют лишь собственные вложения.

Делистинг акций иностранных компаний в России происходит с задержкой

В США бумаги снимают с торгов по желанию компании или в связи с тем, что эмитент или его акции перестали соответствовать требованиям торговой площадки. В таком случае они также перестают соответствовать требованиям российского законодательства (об обязательном прохождении листинга на иностранной бирже).

Евгений Сердюков рассказал РБК Quote, что в этом случае делистинг на Санкт-Петербургской бирже может произойти не ранее одного месяца и не позднее трех месяцев с даты принятия биржей этого решения. Такой срок дает возможность российским инвесторам продать ценные бумаги на организованных торгах.

Бумаги эмитента-банкрота останутся в портфеле до окончания всех процедур

Заместитель генерального директора по электронной торговле, директор департамента инвестиционных продуктов и сервисов компании «Открытие Брокер» Александр Дубров заявил, что акции компаний-банкротов не пропадают просто так. По ним возможны разные сценарии: акции останутся на счету или будут списаны в результате окончания всех процедур.

Дубров подчеркнул, что возможна ситуация, при которой вышестоящий депозитарий начинает начислять комиссию по хранению такой бумаги. В таком случае этот расход будет выставлен клиенту.

«Акции эмитента-банкрота остаются в портфеле клиента, но исключаются из оценки портфеля, так как по ним не происходит биржевых торгов.

Бумаги будут находиться в портфеле до момента продажи или поступления в депозитарий распоряжения из вышестоящих депозитариев о проведении корпоративного действия, в результате которого акции будут списаны или конвертированы», — рассказал руководитель департамента интернет-брокера компании «БКС Брокер» Игорь Пимонов.

Брокеры могут заранее ограничить торги по рискованным бумагам по собственной инициативе. В отношении Chesapeake Energy «БКС Брокер» еще с середины мая приостановил возможность открывать длинные позиции 
и оповестил клиентов о высоком риске делистинга, говорит Пимонов.

«Если вероятность банкротства крайне велика или неминуема, мы блокируем операции, направленные на возможность открытия новых позиций, оставляя возможность закрытия уже имеющихся позиций для большинства клиентов.

Тем не менее некоторые клиенты, подтвердив нам информацию о том, что они осознают, что эмитент может обанкротиться, и понимают связанные с этим риски, могут получить доступ к торговле такой бумагой», — рассказал Александр Дубров из «Открытие Брокер».

Читайте также:  Ремонт в праздничные дни

Главное — диверсификация 
и оценка целесообразности инвестиций

Теоретически банкротом может стать любая компания. Практически — это очень редкая ситуация на рынке. Особенно — в случае первоклассных и давно работающих компаний.

Банкротство никогда не случается внезапно: признаки проблем всегда можно заметить в финансовой отчетности. Стоимость бумаг таких компаний и прогнозы экспертов по ним постоянно понижаются, о тяжелой ситуации пишут финансовые СМИ.

Поэтому для инвестора, желающего максимально себя обезопасить, так важны фундаментальный анализ, продуманный выбор акций и отслеживание новостей по ним. В этом случае шансы увидеть в портфеле бумаги, упавшие до нуля, минимальны.

Также важна диверсификация: если распределять средства в акции нескольких компаний, то даже банкротство одного из эмитентов вряд ли сильно скажется в целом на портфеле.

Больше интересных историй и новостей об инвестициях вы найдете в нашем телеграм-канале «Сам ты инвестор!»

Стратегия для снижения рисков инвестора, когда в инвестиционный портфель приобретаются разнообразные активы и независимые друг от друга биржевые инструменты. При правильной диверсификации общий риск инвестора будет уменьшаться, а потенциальная доходность — повышаться. Исключение ценных бумаг из списка ценных бумаг, допущенных к торгам (котировального списка биржи) по инициативе компании-эмитента или в связи с дефолтом эмитента. После делистинга ценные бумаги этого эмитента могут торговаться только на внебиржевом рынке, а капитализация компании не может быть рассчитана. Торговая позиция при биржевых операциях. Она возникает, когда инвестор покупает ценные бумаги, валюту или товар в ожидании роста цен на них. В этом случае инвестор не ограничен во времени и может владеть инструментом (бумагой, валютой, товаром, контрактом и пр.) сколь угодно долго, отчего такая позиция получила название «длинной» Лицо, выпускающее ценные бумаги. Эмитентом может быть как физическое лицо, так и юридическое (компании, органы исполнительной власти или местного самоуправления). Финансовый инстурмент, используемый для привлечения капитала. Основные типы ценных бумаг: акции (предоставляет владельцу право собственности), облигации (долговая ценная бумага) и их производные. Подробнее

Личный опыт: чем опасны акции для новичка

Далеко не всегда акции приносят прибыль в первый же год ratch0013/Depositphotos.com

Инвестируя даже в акции крупных надежных компаний, можно легко потерять деньги. История инвестора Алексея показывает, что правильная стратегия часто важнее прогнозов аналитиков и хорошей отчетности.

Как я стал инвестором

Ровно год назад я решил попробовать инвестировать в фондовый рынок и открыл ИИС. Выделил из накоплений небольшую сумму — около 108 тысяч рублей.

Решил вкладывать в акции: с учетом небольшой суммы я мог получить более высокую доходность, чем, например, покупая ОФЗ или корпоративные бонды.

К декабрю получился портфель, в который примерно в равных долях вошли акции Сбербанка, «Аэрофлота», ЛСР, «Магнита», МТС и «Яндекса». На инвестиционном счете осталось около 5 тыс. рублей свободных средств.

  • Критериев выбора эмитентов было несколько:
  • — крупные компании с растущими финансовыми показателями или инвестициями в собственный бизнес. В дальнейшем это могло подтолкнуть котировки вверх;
  • — наличие дивидендной политики. С учетом срока инвестирования (от трех лет) это могло сильно увеличить доходность;

— более низкая стоимость бумаг по сравнению с конкурентами или монопольное положение. Например, тот же Х5 Group в списке отечественных ретейлеров выглядел на тот момент дороже, а у «Аэрофлота» за счет ухода конкурентов («Трансаэро», «ВИМ-Авиа», нескольких региональных компаний) рос объем авиаперевозок.

Первые потери

Вначале все было отлично. Единственная досадная неожиданность — продажа Сергеем Галицким своего бизнеса ВТБ. Честно говоря, до сих пор удивлен столь резкой реакцией рынка. Инвестиции в «Магнит» принесли убыток, но его компенсировал рост котировок бумаг других компаний.

Однако санкции, обвалившие в апреле российские индексы, перевели практически все позиции в разряд убыточных. За исключением «Яндекса»: если бы в тот момент я вышел из его бумаг, то заработал бы примерно 4,5 тысячи рублей (28%). Но я посчитал, что эти бумаги продолжат расти. IT-компания много вкладывала в развитие бизнеса, планировались IPO Uber и «Яндекс.Такси».

Как вернуть деньги, вложенные в акции недействующего ОАО

К июню я получил налоговый вычет от государства и, добавив еще немного денег, купил на просадке акции Сбербанка. К июлю эта позиция показывала небольшой плюс, но после очередных новостей о санкциях стала убыточной.

Последним «сдался» «Яндекс»: после новости о якобы готовящейся сделке со Сбербанком в один день я потерял 4 тысячи рублей, сейчас бумаги IT-компании стоят ниже, чем когда я их покупал, и, похоже, отрастут еще не скоро, несмотря на усилия Аркадия Воложа.

Итоги и выводы

В октябре я продал все акции «Аэрофлота», зафиксировав убыток. Думаю, что обещания главы компании Виталия Савельева увеличить к 2023 году капитализацию компании в четыре раза — это просто блеф.

В феврале он прогнозировал рост акций до 210 рублей, а сейчас они торгуются по 95,5 рубля. И, судя по увеличивающимся расходам на топливо и зарплаты, ничего хорошего акционерам компании не светит.

Тем более что экономическая изоляция страны усиливается.

Освободившиеся средства были вложены в короткие ОФЗ под 8,42%. За исключением нефтегазового сектора, в ближайшие год-два роста акций российских компаний я не жду, поскольку реальный рост ВВП около нуля, а иностранные инвесторы уходят. Если упадут цены на нефть, рухнут и акции «Роснефти» и «Газпрома».

На моем счете сейчас около 85 тысяч рублей, и это с учетом реинвестированных дивидендов (налоговый вычет был получен на банковский счет). За год я провел 14 сделок, потратив на комиссии брокеру около 1 700 рублей.

Годовой убыток по портфелю акций — 21,6 тысячи рублей. Продавать акции сейчас не планирую, равно как и покупать, поскольку думаю, что рынок будет очень долго восстанавливаться.

В случае чего по некоторым бумагам буду сразу фиксировать прибыль, а на эти средства планирую приобретать ОФЗ с дюрацией до 5—6 лет.

Работа над ошибками

Конечно, Банки.ру не мог не спросить профессиональных участников, что инвестор сделал не так. Замечания экспертов были следующими:

• Инвестор ждал постоянного роста акций, но фундаментальный анализ далеко не всегда срабатывает — между отчетами может случиться все что угодно, и это будет более значимо для котировок, чем финансовые показатели. Рынок может реагировать на разные факторы (новости, слухи, отчеты, технические сигналы), и нельзя предсказать, какое событие окажет влияние на акции.

Никто не ждет «черных лебедей», но они прилетают постоянно.• Выбор акций сродни лотерее, нет никаких гарантий, что даже подешевевшие акции вырастут в цене. Вопрос в том, будут ли они востребованы рынком. Консенсус-прогнозы могут не сработать. Например, акции «Яндекса» еще могут вырасти, но инвестору стоило зафиксировать часть позиции, чтобы повысить запас прочности портфеля.

• Инвестор неправильно оценил риски и не был готов к «просадкам». Нужно определить границы риска и уметь ждать. Сейчас из-за неопределенности российские компании стоят дешево даже по меркам других развивающихся рынков. Рост котировок — вопрос времени, и, как показывает статистика, на горизонте 3—5 лет рынок растет выше очередного максимума.• Инвестор не использовал инструменты, снижающие риски.

Например, стоп-приказы, которыми пользуются опытные трейдеры и управляющие.• Инвестор выбрал эмитентов, ориентированных на внутренний рынок, включение в этот портфель экспортеров сделало бы его более надежным. Инвестируя свыше 1 млн рублей, есть смысл покупать бумаги разных стран.

• Неудачно была выбрана точка входа: инвестор пытался «заскочить в уходящий поезд» — покупка акций Сбербанка и «Аэрофлота». Очень распространенная ошибка начинающих покупать акции уже «разогретых» компаний. Это не подходит тем, кто не ведет активную торговлю на рынке. Если событие состоялось, то нужно продавать бумаги.

Тем более не стоит покупать бумаги компаний, где есть негативный новостной фон — например, можно предположить, что из-за «закона Яровой» и модернизации сетей вырастут расходы МТС, а снижение потребительского спроса ударит по котировкам ретейлеров.

Сам Алексей лишь частично согласился с критикой экспертов. Он согласен, что слишком доверял прогнозам аналитиков, плохо диверсифицировал портфель и не учитывал, что в случае новых санкций под ударом окажутся флагманы российского фондового рынка, такие как Сбербанк.

Кроме того, считает инвестор, ему стоило не рассчитывать на долгий рост котировок, а периодически фиксировать прибыль, реинвестируя ее в «просевшие» бумаги. Возможно, это защитило бы портфель от резкого падения акций Сбербанка в апреле и «Яндекса» в октябре.

На будущее Алексей также планирует держать на счете больше кеша, чтобы в удачные моменты можно было покупать акции «на росте». Например, купив тот же «Яндекс» в октябре, когда котировки его бумаг начали восстанавливаться, инвестор мог бы заработать до 7% за один день.

На практике оказалось, что из-за недостатка средств на счете он даже не мог «усреднить» свою позицию.

Идеальные инвестиции

По словам экспертов, далеко не всегда акции приносят прибыль в первый же год. И, открывая ИИС, нужно запастись терпением хотя бы на три-четыре года.

Начинающему инвестору стоит вложить часть средств в короткие ОФЗ (до 5—6 лет), а оставшуюся часть можно инвестировать в ETF (их преимущество — низкие комиссии при широкой диверсификации).

По статистике, биржевые фонды часто обыгрывают агрессивных инвесторов.

Управляющий активами компании «Регион Эссет Менеджмент» Алексей Скабалланович советует держать в акциях до 20% средств. Это могут быть крупные эмитенты: «Газпром», «ЛУКОЙЛ», «Роснефть», «Ростелеком» и т. д.

Около трети средств можно направить в ОФЗ (26217) — это придаст портфелю устойчивость, и около половины денег можно вложить в корпоративные бонды госкомпаний. Очевидным плюсом инвестирования в эти бумаги является доходность по ним, которая выше ключевой ставки ЦБ.

«Доходность по портфелю, в совокупности с налоговым вычетом по ИИС, даст возможность значительно превзойти доходность по депозитным ставкам, даже если те вырастут в ближайшие три года», — считает эксперт.

Читайте также:  Покупка авто у коллекторов

Профессионалы не советуют покупать акции третьего-четвертого эшелона: рассчитывая на быстрый рост, инвестор может потерять деньги или приобрести бумаги, которые потом трудно будет продать.

Можно сделать ставку на дивидендные акции, но чудес ждать не стоит: в следующем году дивидендная доходность у некоторых компаний прогнозируется на уровне 6—11%, но все равно это лишь приятное дополнение.

Инвесторы зарабатывают на изменении курсовой стоимости.

Не стоит делать и ставку на долгосрочные инвестиции. Эксперты указывают, что большинство новичков считают: если горизонт их вложений предусматривает от трех до пяти лет и более, то можно покупать бумаги здесь и сейчас, как говорят профессионалы «по рынку». Однако такая тактика может привести как минимум к замораживанию денежных средств «в убытке» на несколько лет.

Альберт КОШКАРОВ, Banki.ru

Инвестиционный портфель Алексея оценивали: Георгий Ващенко (ИК «Фридом Финанс»), Андрей Ушаков, (УК «Система Капитал»), Андрей Кочетков («Открытие Брокер»), Александр Бахтин («БКС Премьер») и Сергей Дроздов (ГК «Финам»).

Проблемы при инвестировании, или как вернуть деньги – практический опыт

Каковы первые признаки того, что в бизнесе, в который вы инвестируете, что-то пошло не так и пора забирать деньги? Как подготовиться к такой ситуации и что делать, если она произошла? Рассказывает частный инвестор и эксперт в области возврата заемных инвестиций Антон Шипнягов.

Сегодня в России из-за низких ставок по депозитам все больше людей интересуется инвестициями в бизнес. Часть инвесторов самостоятельно находят интересные компании, часть – пользуется услугами краудинвестинговых площадок, которые помогают быстро оценить бизнес и заключить сделку онлайн. У меня есть опыт и самостоятельных сделок, и сделок на краудинвестинговой площадке StartTrack. 

По данным ЦБ, объем сегмента P2B (выдача займов юрлицу или индивидуальным предпринимателям физлицом) за первый квартал 2018 года составил 880 млн рублей, увеличившись в 4,7 раза по сравнению с первым кварталом 2017 года. Однако, несмотря на высокую ожидаемую доходность (от 17-25% годовых даже выше), такие сделки несут в себе риск. 

По моим наблюдениям, проблемы с выплатами начинаются в течение полугода точно у 4 или даже у 5 из 10 проектов. И в «группе риска» прежде всего – ритейл определенных товарных групп: электроника, бытовая техника, цветы, продукты питания, косметика. Другие инвесторы считают, что «упадут» 8 из 10 проектов. Есть и еще более пессимистичная оценка – через 2 года «выживут» лишь два проекта из ста. 

Риск инвестирования в бизнес связан с тем, что своим делом часто начинают заниматься малоопытные люди. Они делают это спонтанно – толчком к созданию бизнеса становится та или иная личная потребность, жизненная ситуация. Большинство даже не проводят элементарных маркетинговых исследований, не изучают рынок. 

Человек просто загорается идеей, собирает команду и отправляется в «плавание». Набивать шишки приходится уже в пути, и из-за отсутствия опыта и знаний справиться с трудностями удается далеко не каждому. 

Бизнес на недоверии

С предпринимателем, который обратился за инвестициями, я провожу минитестирование: проверяю, насколько тот владеет основными понятиями бизнеса – понимает ли, например, чем отличаются прибыль, наценка и рентабельность (встречаются и такие, кто считает, что это одно и то же), задаю вопросы по их маркетингу, системе управления, команде. Если такая беседа в целом не вызывает опасений, то я проверяю будущего заемщика по базе банкротов, по сайту суда (нет ли на него текущих дел) и сайту Федеральной службы судебных приставов (нет ли по нему исполнительных производств). 

Если и в этом плане все хорошо – смотрю офис и езжу на товарный склад.

В проекты, которые, по моей личной оценке, можно назвать перспективными, я инвестирую поэтапно: сначала даю небольшую сумму на короткий срок (скажем, 200 тысяч рублей на 3 месяца), потом постепенно увеличиваю сумму и срок. Важный момент. Сумму увеличиваю только через возврат предыдущей, иначе это стимулирование построения «пирамиды». 

Моя щепетильность кому-то может показаться излишней, но осторожным и требовательным становишься неспроста. 2 года назад я инвестировал в очень раскрученный популярный интернет-магазин профессиональной косметики.

Проект довольно удачно работал с сентября 2014 года, но с прошлого года его основатели перестали выплачивать инвесторам проценты.

По моему займу – в течение трех месяцев, другие же не получали вознаграждение в течение полугода. 

Никаких письменных объяснений владельцы не давали, а в устной форме рассказывали о проблемах в управлении компанией и о том, что им якобы пришлось расстаться с неудобным для их бизнеса партнером и это отняло все деньги. Заверяли при этом, что как только все вопросы будут решены, бизнес обязательно «взлетит». Бизнес «не взлетел», и я обратился в суд.

Дело выиграл, но владельцы интернет-магазина к тому моменту успели вывести все активы из юрлица, а сами, как поручители-физлица, сменили прописку на один из южных регионов России. В Москве на них не было оформлено ровным счетом ничего – ни автомобилей, ни жилья. В этом проекте, как оказалось, участвовало около 20 инвесторов, на сайте суда значится 15 человек, подавших иски.

Сумма займов колебалась от 300 тысяч до 3 млн рублей.

Ситуация усложнилась еще и позицией МВД, которое не усматривает мошенничества в действиях таких заемщиков. Чтобы привлечь недобросовестных бизнесменов к ответственности, приходится объединяться и искать других пострадавших. Только массовые заявления могут растормошить неповоротливые структуры. Отсюда совет – лучше держитесь группой инвесторов. Одиночное инвестирование опасно.

Сейчас скопилось немало решений в мою пользу. Все они исполняются приставами и успешно.

Так, осенью 2017 года Мещанский суд Москвы, приняв во внимание все детали процесса, приплюсовал к моему займу все невыплаченные вознаграждения, а также начислил пеню на каждую невыплату.

В итоге, сумма к взысканию получилась в 4,5 раза больше той, которую я изначально выдавал заемщику в виде займа. Знакомые адвокаты и юристы это решение суда назвали беспрецедентным.

Пошли на площадку?

Сегодня в России около 10 краудинвестинговых площадок разного уровня и направления. Инвестировать в бизнес я начинал с площадки StartTrack.

Несмотря на то, что любая площадка не является гарантом надежности проектов, это был довольно успешный опыт – StratTrack предоставляет удобный сервис, ответственно подходит к подготовке документов, открыто отвечает на вопросы и проводит мастер-классы, в том числе – о работе с проблемными кейсами. Вероятно, дело в том, что топ-менеджмент площадки — финансисты, работавшие на бирже и в брокерских компаниях. Все компании, в которые я инвестировал через площадку своевременно выполнили обязательства, однако я знаю, что несколько других проектов допустили дефолты. В каждом таком случае площадка шла навстречу инвесторам – помогала оформлять претензии и заявления, действовать организованно и быстро.

В России четкой статистики по дефолтам проектов, привлекших инвестиции через краудинвестинговые площадки, нет, но если посмотреть на цифры западных площадок, то, например, Funding Circle, крупнейшая краудинвестинговая площадка в Великобритании, на протяжении шести лет демонстрирует средний уровень дефолтов на уровне всего 2,1% от совокупного оборота. Funding Circle работает только с займами и с 2012 года привлекла в 31184 компании более 3 млрд фунтов стерлингов от 74309 инвесторов. 

Какие бы общие советы я дал новичкам, решившим инвестировать в бизнес? 

1. Действуйте в группе инвесторов

Больше людей – больше информации. В случае дефолта проекта вам легче найти и пригласить должника к переговорам. В случае суда вы сэкономите на юристах, так как при типовом договоре и исковые заявления типовые, да и судье легче рассматривать аналогичные дела. Если должник начнет скрываться, МВД предпримет действия только, если количество людей, подавших заявления, будет больше пяти.

2. Будьте взрослым

Конечно, краудинвестинговая площадка – это удобные инвестиции, как для новичка, так и для опытного инвестора. Однако, площадка не является гарантом надежности проектов. Поэтому, даже убедившись в репутации площадки, проводите самостоятельный анализ, общайтесь с учредителями компаний и принимайте самостоятельные решения.

3. Подписывайте годовые контракты

Годовой контракт позволяет проекту прогнозировать свои финансы. Фаундеры распределяют нагрузку, понимают сколько денег и в какие сроки они будут выплачивать инвесторам. Помните: деньги на 2-3 месяца не дают развития. Их можно только потратить. 

Годовой контракт выгоден еще и тем, что если возникнут проблемы с выплатами процентов или с возвратом самого займа, то, по суду, в соответствии с условиями договора, присуждается большая сумма к возврату. Таким образом, это становится хоть немного выгодно. 

4. Не слишком доверяйте цифрам

При заключении инвестиционного договора обязательно оговаривается, что инвестор имеет доступ к отчетной информации с определенной периодичностью – как правило, раз в месяц. Но все эти «страховки» часто не работают.

Отчетность нередко фальсифицируется или вовсе не отправляется.

Даже если вы лично решите посетить склад компании, вам скажут, на какую сумму здесь хранится товар, однако проверить достоверность информации вы не сможете – для этого придется провести полноценный аудит, что далеко не всегда возможно. 

5. Задержка выплат? Сразу в суд

Первый признак того, что у вашего заемщика серьезные проблемы – это две подряд невыплаты ежемесячного вознаграждения инвестору.

Через 30 дней после третьей невыплаты инвестор уже может нести в суд исковое заявление. Но имейте в виду: так как судебная система сильно перегружена, она работает медленно.

Судебный цикл – от подачи иска до того момента, когда инвестору выдадут на руки решение суда, может длиться больше года. 

Если вы чувствуете, что у проекта начались проблемы, не тяните, сразу обращайтесь в суд. Я подал один из исков 20 августа 2017 года и только 18 июня 2018 суд огласил решение в мою пользу (правда, до сих пор не могу получить его в письменном виде из-за перегруза канцелярии суда!). 

Только в сентябре закончится срок оспаривания по этому иску, а значит, только в конце сентября я смогу получить исполнительный лист, чтобы начать взыскивать долг. Таким образом, судебный цикл составит 13 месяцев! Досудебные переговоры займут 1 месяц, срок судебных рассмотрений – от 5 месяцев. Подробнее читайте в пункте 7. 

Читайте также:  Меры социальной поддержки ветеранов боевых действий

6. Не надейтесь договориться по-хорошему

Лично мне удалось не доводить дело до суда лишь по одному договору – директор коммерческого образовательного учреждения, в которое я инвестировал, год уклонялся от встреч со мной, однако сам связался со мной и вернул деньги, как только увидел на сайте суда объявление о заседании, где он был указан в качестве ответчика. Судебные иски – это пятно на репутации заемщика, и предприниматели дорожат ею. Но, увы, далеко не все. 

7. Изучите процедуру

После двух невыплат подряд заемщику вручается досудебное предупреждение, а через 30 дней можно подать судебный иск. Примерно через 40 дней после подачи как пройдет собеседование у назначенного по делу судьи. Собеседование – это рассмотрение формальной стороны дела, когда судья разбирается, какие документы в деле есть, а каких не хватает. 

Еще через 40 дней после собеседования будет назначено первое заседание с участием обеих сторон, а еще через примерно 40 дней будет второе заседание (существует практика решать все двумя и даже тремя заседаниями).

Еще приблизительно через 40 дней, если решение вступило в силу, вы получаете исполнительный лист и едете в службу судебных приставов по месту регистрации должника. Чтобы инициировать процесс взыскания, необходимо опять же обратиться туда с заявлением и ждать положенные сроки.

Запомните формулу: на практике самый короткий судебный процесс от подачи иска до исполнительного листа занимает 4 раза по 40 дней – 160 дней. Держите это в голове. 

8. Штрафуйте, пока закон позволяет

Большинство краудинвестинговых площадок предлагают начислять пени в размере 0,1% за каждый день просрочки. Но я считаю, что штрафы должны начинаться от 0,5% в день. В некоторых моих договорах где риск выше размер штрафа составляет даже больше – до 1,5% в день. Это вовсе не способ нажиться на проектах или финансово обескровить предпринимателя, а мощный стимул не заходить в суд. 

Судьи, к слову, пока еще признают все штрафы, указанные в договоре, в полном объеме (3-4 года назад ситуация была иная: суд отменял штрафы и пени), но этот короткий период заканчивается.

В ближайшее время суды начнут применять новый закон, согласно которому пеню по такого рода инвестиционным договорам будут начислять по определенной ставке.

На практике это означает, что сумму штрафов уменьшат.

Защитить деньги от хакеров, или в чем причина успеха криптовалютных воров

Несколько советов от победителя в гонке за доходность с индексом S&P 500

Сюрпризы от акционеров. Что нужно знать инвестору про выкуп и допэмиссию акций

Допэмиссия — это выпуск компанией новых акций и их последующая продажа. Например, раньше у компании было 1000 акций, после допэмиссии их станет 1100.

В свою очередь, выкуп акций подразумевает, что компания приобретает обратно уже выпущенные бумаги. К примеру, торговалось 1000 акций компании, после выкупа их будет 900.

Обычно компании так поступают, когда бизнесу или акционерам нужны деньги.

Так, последние два года выручка торговой сети « «Магнит» # 3 » росла медленнее, чем раньше, прибыль падала, а долги становились все больше.

Чтобы найти деньги на развитие, основной акционер Сергей Галицкий # 40 (на тот момент) и руководство компании решили выпустить дополнительные акции и продать их.

В отличие от кредита, с полученных денег не нужно платить проценты, также эти средства не надо возвращать.

В итоге «Магнит» продал 7,77% новых акций за 45,46 млрд рублей. Это больше годовой прибыли: за 2017 год, по подсчетам компании, она заработала 35,53 млрд рублей. «Магнит» пообещал на эти деньги отремонтировать старые магазины и построить новые.

Бизнес «Новатэка», в отличие от «Магнита», стабильно развивается: выручка и прибыль растут, долги снижаются. Компания постоянно покупает месторождения нефти и газа, вкладывает деньги в новые проекты и платит дивиденды два раза в год.

Чтобы получать еще больше дивидендов, основной акционер Леонид Михельсон # 5 и руководство компании запустили программу выкупа акций. Чем меньше акций в целом, тем больше выплат получает каждый акционер. За последние 5 лет «Новатэк» выкупил около 0,65% своих акций. Каждый год компания тратит на это примерно $600 млн.

Как это повлияет на инвестора

Если компания проведет допэмиссию или выкуп, изменятся две вещи: количество акций и число акционеров. Это значит, что вы будете владеть меньшим или большим «кусочком» компании, а решения будут принимать больше или меньше людей.

Допустим, компания дополнительно выпустила 100% новых акций: раньше торговалось 1000 акций, а теперь их стало 2000. Если раньше вы владели долей в 1%, то теперь она уменьшилась до 0,5%. Это значит, что вам стало принадлежать меньше прибыли и имущества компании.

Финансовый консультант

Здесь может быть несколько ситуаций, и в каждой нужно действовать по-разному.

Первым делом проверьте, есть ли у компании, через которую вы инвестировали, лицензия Банка России на брокерские услуги. Сделать это можно как через официальный сайт Банка России, так и через мобильное приложение «ЦБ онлайн». Если сведения о компании есть, значит, она легальна и поднадзорна Банку России.

Подчеркну — работать с брокерами можно только при наличии лицензии Банка России на осуществление деятельности по привлечению денег. Раньше выдавали лицензии еще две организации, правопреемником которых стал Банк России, — ФКЦБ, ФСФР России, некоторое из этих лицензий еще действующие. Наличие лицензии — гарантия, что за работой компании следит регулятор.

И в случае ваших разногласий с ней вы можете написать жалобу или обращение в Банк России.

Вторая история – лицензии у компании нет, значит, она не имеет права осуществлять брокерские услуги и не поднадзорна Банку России. Тут тоже может быть несколько ситуаций.

В первом случае, когда компания не имеет лицензии Банка России, но при этом по документам является легальным юридическим лицом, и с ней заключен договор, то разногласия нужно решать в судебном порядке. Но для этого важно понять, какой договор был заключен, каковы условия и предмет.

Часто такие фирмы вводят в заблуждение о своей деятельности, и под видом договора на оказание брокерских услуг продают инвестиционные консультации или семинары. И договор будет заключен на образовательные услуги, то есть по факту под видом инвестирования вам продают некий информационный продукт.

И здесь придется доказать факт введения в заблуждение и понять, как вернуть деньги, исходя из условий договора.

В ситуации, когда компания, не имея лицензии Банка России, заключила с вами договор на брокерские услуги или на инвестирование, обращаться нужно в правоохранительные органы. Скорее всего вы имеете дело с мошенниками, которые с помощью различных психологических инструментов или социальной инженерии заставляли переводить им деньги.

На сайте Банка России публикуется список компаний с признаками нелегальной деятельности. Рекомендую обязательно проверить, нет ли компании, с которой вы планируете сотрудничество, в этом списке.

На 1 июня в перечень вошли более 1,8 тысяч организаций и интернет-проектов, в деятельности которых Банк России выявил признаки финансовой пирамиды, нелегального кредитора или профессионального участника рынка ценных бумаг.

С ними категорически не стоит вступать в финансовые отношения.

Не рекомендую пользоваться услугами тех, кто обещает решить все ваши вопросы и быстро вернуть деньги. Такие псевдо юристы могут даже создавать сайты с информацией по разоблачению финансовых мошенников и предложением своих услуг.

Полагаясь на эту помощь, можно еще раз лишиться своих денег, либо не получить обещанного.

Эта так называемая схема «двойного обмана» довольно распространена, и часто люди в надежде вернуть уже переданные мошенникам деньги теряют еще больше.

Чтобы не попадать в подобные ситуации, напомню основные рекомендации начинающим инвесторам. Нельзя реагировать на предложения инвестировать деньги в высокодоходный проект без тщательного анализа финансового посредника. Поэтому самый первый пункт – проверить легальность работы компании до начала переговоров с ней.

Иногда мошенники могут высылать поддельные документы – несуществующую лицензию или документ, принадлежащий компании со схожим названием. Все это тоже надо проверять сразу: лишиться денег можно быстро, возвращать их всегда долго, а в случае с мошенниками – практически невозможно.

Увидели интересное объявление или наткнулись на рекламу в Интернете – проверьте, что за фирма стоит за этим предложением.

Следующий момент: проанализируйте обещания компании.

Если она гарантирует высокий доход – это уже повод насторожиться: гарантированной может быть только доходность по вкладам в банке или по государственным ценным бумагам, например, ОФЗ – облигациям федерального займа, но эти инструменты никогда не дают сверхприбыли. Если доходность не гарантируют, а просто обещают, то выясните, за счет чего она формируется. Еще один повод насторожиться – деньги нужно переводить на реквизиты физического, а не юридического лица.

К сожалению, с ростом интереса граждан к фондовому рынку, мошенники придумывают новые схемы выманивания денег.

Но если быть бдительным и не терять голову при обещании немыслимых процентов, то можно легко вычислить их уловки.

Используйте правило трех дней: потратьте три дня на сбор информации о том, кому вы собираетесь отдать свои деньги. Этого времени достаточно, чтобы принять решение обдуманно.