Вопросы юристу

Спор с вузом об оплате услуг

«Я чувствовал полное пренебрежение и равнодушие со стороны администрации университета.

Думаю, что, как нам и объяснили в этом году, добиться справедливости можно через систему права», – сказал 23-летний Абраам Баркхордар (Abraham Barkhordar), студент Гарвардской школы права, в интервью ABC News.

Он подал иск к университету, потому что стоимость обучения не изменилась, несмотря на переход в онлайн из-за пандемии коронавируса. 

В марте, в середине семестра, Баркхордара, студента юридического факультета, попросили срочно выехать из кампуса из-за пандемии. Он решил отправиться домой.

Это означало пересечь полстраны и жить с родственниками в одном доме.

Условия для учебы были так себе, рассказал студент: приходилось вставать в 5 утра на занятия, не было библиотеки, неотъемлемой части студенческой жизни, а также привычного обучения в группах. В итоге он начал отставать. 

После вопроса о стоимости такого «урезанного» обучения в вузе объявили, что она останется на том же уровне – $65 875 в год. 

Тогда студент пошел в суд. Пока его иск касается только весеннего семестра, но теперь в него могут включить и осень.

К концу семестра иски получили более 50 американских вузов. В числе ответчиков – Drexel University в Филадельфии, Columbia University в Нью-Йорке, Беркли, Университет Колорадо и другие. Истцы утверждают, что в изоляции не было полноценного обучения, и требуют компенсации.

Претензии студента

В иске против Гарварда Баркхордар выдвигает три претензии. Первая – несоблюдение условий контракта. «Студенты подписались под оговорёнными условиями, оплатили обучение и предполагали, что занятия будут очными в течение всего семестра.

Но это условие не было выполнено, потому что половина занятий прошла онлайн, а это нарушает условия договора», – отмечает один из представителей Баркхордара. Вторая претензия – неосновательное обогащение. Студенты платят за то, что они в итоге не получают.

Третий пункт – вузы конвертировали деньги за обучение в собственный доход, но не предоставили ничего взамен. 

Юристы рассчитывают, что иск станет групповым (Class action) и к нему присоединятся другие студенты Гарварда. 

В самом университете отказались от комментариев. На сайте вуза говорится, что в приоритете сейчас здоровье студентов, а также перечислены онлайн-инструменты, помогающие при удаленном обучении. 

Осенью вуз планирует продолжить дистанционные занятия. По словам Баркхордара, осенью условия для студентов даже ухудшатся. Например, профессора не будут записывать лекции. В ответ на жалобы студентов, что учиться из дома неудобно, представители университета посоветовали им решить проблему самим.

Например, скинуться и снять офис, где можно было бы заниматься. В школе права обещали выделить до $1 млн на нужды тех, у кого проблемы c интернетом. Также можно добровольно взять академический отпуск.

Другие престижные юридические школы – Стэнфорд или Джорджтаун – признают необходимость диалога со студентами, вузы планируют заниматься вживую осенью.

Иск к Гарварду – это далеко не первая претензия такого рода. Он может стать прецедентным, поскольку вуз задает тон для образовательной системы в США. «Я думаю, основной вопрос для вуза масштаба Гарварда, справедливо ли брать такие деньги со студентов в нынешних обстоятельствах», – говорит представитель Баркхордара.

Гарвард – один из богатейших вузов в США. По данным финансового отчета Гарварда за 2019 год, на конец прошлого финансового года фонд составил $40,9 млрд. Это больше, чем ВВП более половины стран мира. В самом вузе указывают, что расходы тщательно структурированы, а перерасход в одном месте вызовет дефицит в другом.

 

По мнению студента, вуз может позволить себе поддержать студентов в сложной ситуации.

«Это один из самых престижных вузов мира. Просто смешно, что они открещиваются от запросов студентов. Например, предлагают за свои деньги арендовать офис для учёбы. Я рад, что правосудие дает мне возможность этому противостоять», – говорит студент Гарварда.

Его юристы, выпускники того же вуза, уверены, что очное обучение не идет ни в какое сравнение с онлайн-обучением, где студенты лишены главного – реального взаимодействия с профессорами, политиками и судьями.

Ситуация в России

В марте комитет Госдумы по образованию и науке предлагал снизить стоимость обучения в вузах для студентов очного отделения при переводе на длительное дистанционное обучение из-за пандемии.

Рекомендации перевести студентов на удалёнку дало Минобрнауки, поэтому занятия в вузах проводились с помощью Zoom, Skype и других платформ. То, что формат поменялся, а цена осталась прежней, многих не устроило и вызвало вопросы к вузам.

Руководство отвечало, что снижать стоимость «не планируется» – такой ответ на вопрос и сегодня указан на сайте ВШЭ. 

В этом сюжете

Министр науки и высшего образования Валерий Фальков в апреле заявил, что вопрос об изменении стоимости правомерно ставить только в том случае, если качество образовательных услуг «очевидным образом» снизилось (цитата – РБК).

Он добавил, что в других случаях стоимость и другие условия обучения регулирует договор между вузом и студентом. Университеты же не торопятся идти навстречу студентам и дают формальные ответы.

Так, «Коммерсант» цитировал директора Института развития образования Высшей школы экономики Ирину Абанкину, которая настаивала: «Дистант – это не другая форма обучения.

Если говорить строго юридически, у нас формы обучения есть такие, как очная, очно-заочная, то есть вечерняя, и заочная. Дистантная у нас относится к образовательным технологиям». Другие ссылаются на то, что вузам пришлось потратиться на переход в онлайн.

Студенты в России просили вузы пересчитать стоимость обучения в этом году, но ответы вузов их не удовлетворили, поэтому учащиеся подписывали петиции (например, так поступили студенты ВШЭ и РГГУ).

До суда дело не дошло (о подобных спорах у «Право.ru» нет информации).

Но даже если кто-то обратится с иском к Минобрнауки и собственному вузу, то добиться перерасчёта стоимости за онлайн-семестр будет тяжело.

«Если бы мы говорили о трудовых отношениях, то перевод в онлайн можно было бы рассматривать как изменение условий труда», – говорит Елена Кожемякина, управляющий партнер юридической фирмы Федеральный рейтинг. группа Трудовое и миграционное право (включая споры)
.

В этом случае заключается допсоглашение, работники его подписывают, в том числе обосновываются и возможные изменения в зарплате. В период пандемии компании так и поступали. А если работодатель сделает что-то неправильно, то сотрудник может легко пожаловаться.

Но здесь такую параллель провести сложно, признает Кожемякина. 

По ее словам, когда речь идет о платных образовательных услугах, смотреть в случае иска нужно не на закон об образовании, а на договор между студентом-платником и самим вузом. Но в нем вряд ли прописаны изменения в связи с коронавирусом. Добиться на этом основании изменения стоимости маловероятно.

«Конечно, попробовать подать иск можно. Для этого нужны веские доказательства, аргументы и квалифицированный юрист в сфере образования», – говорит Кожемякина.

Многие в качестве доводов говорят, что не смогли получить новые знания и лишь решали текущие задания в онлайне, а хозяйственные и другие расходы вуза в это время снизились.

У учебных заведений контраргументов не меньше: нагрузка на преподавателей не упала, а даже выросла, вузы потратились на подключение онлайн-платформ и т. д. Более того, затраты они могут и подкрепить отчетами.

Перевод обучения в онлайн – это не инициатива вузов, а следствие пандемии и режима повышенной готовности.

«Многое в суде будет зависеть от аргументации и доказательств сторон, но перспективы таких исков я вижу весьма туманными», – признает Кожемякина.

Тем временем российские вузы объявили цены на следующий год обучения. В большинстве случаев ниже они не стали.

21 студент vs МГУ им. М.В. Ломоносова. Перспектива иска. Что надо знать о правовых нормах, регулирующих образовательные отношения, прежде чем идти в суд

Газета «Коммерсант» опубликовала статью о подготовке студентами коллективного иска к МГУ.

Как понятно из статьи, основные претензии студентов к МГУ:

  • договор об образовании предусматривал очную форму обучения, а занятия проводились с применением дистанционных образовательных технологий (ДОТ);
  • студенты не могли посещать лекции, пользоваться библиотекой и были лишены возможности личного контакта с преподавателями, тогда как это предусмотрено договором на обучение;
  • отсутствовала возможность проведения полноценной практической и лабораторной работы, им был закрыт доступ к научно-исследовательскому оборудованию;
  • в процессе дистанционной передачи материала имели место технические сбои, что вызвано неготовностью используемых интернет-ресурсов;
  • преподавательский состав не был подготовлен к высокой степени информационной коммуникации, у него недостаточно выработаны навыки методик онлайн-преподавания и удаленной передачи знаний, в связи с чем дистанционные занятия превращаются в систему самообразования.

Какие исковые требования будут предъявлены к МГУ:

  • взыскание выплаченных средства за весенний семестр 2019–2020 учебного года и осенний семестр 2020–2021 учебного года (в иске не идет речь о конкретной сумме. По словам представителя студентов, в ходе судебного процесса истцы планируют привлечь специализированную оценочную структуру для анализа снижения качества образования).

Вероятно будет применено положение о соответствующим уменьшении цены оказанной услуги, предусмотренное п. 1 ст. 29 ФЗ «О защите прав потребителей» (Закон РФ от 07.02.1992 N 2300-1).

  • Какая перспектива может быть у такого иска?
  • Уверен, что вероятность удовлетворения таких исковых требований крайне невелика.
  • И не потому, что ответчиком выступает МГУ и решение по такому иску будет иметь «прецедентный» характер по аналогичным спорам.
  • Отсутствие перспективы удовлетворения иска связано с отсутствием у истцов понимания как значений, так и действий правовых норм, регулирующих образовательные отношения.
  • Например, разберем довод: «договор об образовании предусматривал очную форму обучения, а занятия проводились с применением дистанционных образовательных технологий (ДОТ)».
  • Истцы считают, что очная форма обучения исключает применение дистанционных образовательных технологий.
  • Необходимо определиться с понятиями «очная форма обучения» и «дистанционная образовательная технология».
  • Очная форма обучения – это одна из пяти форм обучения, предусмотренных ФЗ «Об образовании».
  • Дистанционная образовательная технология – это только вид образовательных технологий, используемый для реализации образовательных программ.
  • Под дистанционными образовательными технологиями понимаются образовательные технологии, реализуемые в основном с применением информационно-телекоммуникационных сетей при опосредованном (на расстоянии) взаимодействии обучающихся и педагогических работников.
  • Самым простым примером использования дистанционной образовательной технологии является он-лайн занятие, когда педагогический работник, используя «программу-коммуникатор» проводит занятие для обучающихся, которые могут задавать педагогу свои вопросы.
  • Обучение в очной форме, предполагающей взаимодействие обучающихся и педагогических работников при реализации образовательных программ, может быть реализовано в том числе с использованием дистанционных образовательных технологий.
Читайте также:  Как снять судимость и когда судимость считается погашенной - Администрация Благодарненского городского округа Ставропольского края

В соответствии с Указом Мэра Москвы от 05 марта 2020 года № 12-УМ «О введении режима повышенной готовности», Указом Мэра Москвы от 08 июня 2020 года № 68-УМ «Об этапах снятия ограничений, установленных в связи с введением режима повышенной готовности», Приказом Министерства науки и высшего образования Российской Федерации от 14 марта 2020 г. № 397, согласно которым в указанный период был введен запрет на посещение обучающимися образовательных организаций.

Также Приказом Министерства науки и высшего образования Российской Федерации от 14 марта 2020 г.

№ 397 предусмотрено требование к оказанию образовательных услуг исключительно на расстоянии с использованием электронного обучения и дистнционных образовательных технологий, в связи с чем в период действия вышеуказанных ограничений и требований все образовательные организации высшего образования были вынуждены оказывать образовательные услуги с использованием дистанционных образовательных технологий.

Даже если на период введения ограничений студенты не могли посещать лаборатории для проведения практических занятий, то это не означает что было нарушение оказания образовательных услуг. Такие практические занятия могут быть включены в расписание занятий после снятия ограничений и проведены в течение всего срока обучения.

Таким образом проведение занятий в период ограничений с использованием дистанционных образовательных технологий не должно являться основанием для уменьшения цены за оказанные образовательные услуги.

Будем следить за разрешением этого спора.

Универ требует деньги за обучение на заочке, на которое я не ходил, что делать?

Мы — ваш онлайн-юрист ????????‍⚖️Объясним пошагово, что делать в вашей ситуации. Разработаем документы и ответим на любой вопрос, даже самый маленький.

Все это — онлайн, с заботой о вас и по отличным ценам.

в 2017 году я поступил в МГУТУ за заочку. платил по месяцам и отходил и закрыл первую сессию. потом понял, что такое образование мне не нужно и перестал ходить и платить с января, а заявление на отчисление не написал. на летнюю сессию не приходил, а осенью решил забрать диплом, где с меня потребовали 70 тысяч рублей.

я пытался объяснить, что не получал образовательных услуг и мне не за что платить. на что они ответили: «ты заплатишь сам или через суд». я ушел и забыл про эту ситуацию. на днях пришло письмо, где пишется, что я должен оплатить эти 70 тысяч в течении нескольких дней, иначе ждет повестка в суд.

могу ли я не платить и забрать диплом, если я не получал образовательных услуг?

Руслна, добрый вечер.

потом понял, что такое образование мне не нужно и перестал ходить и платить с января, а заявление на отчисление не написал.

Руслан

В этом то и основная проблема, что Вы не написали заявление на отчисление. Из этого и следует, что не получали Вы образовательные услуги не по вине университета, а по собственной воли, что и дает ему право требовать с Вас выплату.

так по смыслу ст, 781 ГК РФ

2. В случае невозможности исполнения, возникшей по вине заказчика, услуги подлежат оплате в полном объеме, если иное не предусмотрено законом или договором возмездного оказания услуг.Консультация юриста бесплатно

  • Здравствуйте
  • Думаю сами услуги вам придется оплачивать- просто потому что вы от них не отказались — заявление об отчислении не подавали.
  • А так получается что услуги вам были оказаны- точнее вы ими не воспользовались- но это не вина исполнителя.
  • Они будут давить именно на это.

Порядок оплату у вас- это раздел 3.3 договора.

гк

ст 781

2. В случае невозможности исполнения, возникшей по вине заказчика, услуги подлежат оплате в полном объеме, если иное не предусмотрено законом или договором возмездного оказания услуг.

  1. Добрый день
  2. К сожалению, закон в этом случае не на вашей стороне
  3. Нужно понимать, что если вы купили буханку хлеба, но не съели её, то это не значит, что за нее не нужно платить

Вам были оказаны образовательные услуги, вы имели право ими воспользоваться (раздел 2.4. Договора)

  • Если вы ими не воспользовались по своему усмотрению, то это не значит, что услуга не была оказана
  • В случае, если вы хотели отказаться от исполнения договора, вы могли это сделать (раздел 4 Договора)
  • В случае, если вы имели претензии по качеству услуг, вы были вправе заявить соответствующие требования об оказании услуги ненадлежащего качества
  • То есть права у вас были, однако вы не реализовали их по своему усмотрению
  • Так что с большей долей вероятности иск образовательного учреждения о взыскании с вас денежных средств будет удовлетворён

Что нужно знать о возмещении судебных расходов?

Судебное разбирательство предполагает определенные издержки как для истца, так и для ответчика. В большинстве случаев издержки связаны с привлечением для защиты прав и законных интересов лиц представителя – юриста, обладающего определенными профессиональными знаниями и навыками.

Помимо затрат на представителя, к судебным расходам относят также и расходы, связанные с уплатой государственной пошлины, оплатой проезда сторон и их проживания, если судебное разбирательство осуществляется в другом городе, а также оплатой услуг переводчиков, экспертов и других специалистов и другие расходы, связанные с судебным разбирательством.

1. Чтобы взыскать судебные расходы с проигравшей стороны, необходимо предоставить суду платежные документы

Сам термин «судебные расходы» предполагает, что это затраченная на судебный процесс денежная сумма.

На практике часто встречается ситуация, когда сторона спора заключает договор с юристом (адвокатом) с условием об оплате «гонорара успеха», то есть некой суммы (фиксированной или процента от взыскания), которую доверитель должен оплатить только при условии выигрыша, а до победы в суде услуги юриста не оплачиваются доверителем. Такой «гонорар успеха» не могут быть заявлен к взысканию при рассмотрении искового заявления, так как на момент рассмотрения дела данные расходы стороной процесса не понесены.

Таким образом, для взыскания расходов с другой стороны необходимо предоставить документы, подтверждающие фактическую оплату, а не только обязательства по оплате (например, для возмещения расходов на юридическую помощь помимо договора с юридической компанией, предусматривающего оказание услуг по представлению интересов доверителя в определенном судебном деле, необходимо представить также документы, подтверждающие оплату по данному договору: кассовые чеки, платежные документы и пр.).

2. Для взыскания расходов на услуг представителя акт оказанных услуг не является обязательным документов  

Недобросовестные юристы при подписании договора оказания услуг нередко предлагают “формально”, “только для суда” подписать акт оказанных услуг, якобы для взыскания судебных расходов.

Знайте, что данный документ не является обязательным для взыскания судебных расходов (для их взыскания в суд надо предоставить договор, предусматривающий, что юрист оказывает услуги именно по этому делу, а также документ об оплате, который подтверждает, что клиент оплатил услуги юриста, то есть фактически понес расходы, а не на бумаге, никакие закрывающие документы суду не требуются). Подписывая акт оказанных услуг сразу при подписании договора, вы рискуете остаться без внесенной предоплаты и “юриста”.

3. Судебные расходы можно заявить к взысканию в иске, в судебном процессе до вынесения решения суда и в течение 3 месяцев после завершения рассмотрения дела

Возвращаясь к вопросу о взыскании «гонорара успеха»  с ответчика, необходимо отметить, что данные расходы можно взыскать с ответчика уже после рассмотрения дела, когда они будут оплачены.

То есть в иске вы не можете заявить о взыскании с ответчика «гонорара успеха», так как он не оплачен, но после завершения процесса в вашу пользу и оплаты услуг юриста вы может взыскать данные расходы, направив в суд отдельное заявление.

Также нередко бывают ситуации, когда доверитель вынужден оплачивать дополнительные услуги юриста в связи с защитой его интересов в апелляционной инстанции в связи с обращением другой стороны с жалобой на решение суда. Такие расходы также могут быть взысканы с проигравшей стороны после завершения судебного процесса или при рассмотрении судом жалобы.

Но здесь есть важное условие — срок, в течение которого можно обратиться для взыскания судебных расходов. Несмотря на то, что при уважительности причин пропуска срока он может быть восстановлен, все-таки рекомендуем обращаться в суд в установленные сроки.

Обратиться в суд для взыскания судебных расходов после рассмотрения дела можно:

  • в арбитражном процессе — в течение 3 месяцев со дня вступления в законную силу последнего судебного акта, принятием которого закончилось рассмотрение дела по существу
  • в гражданском или административном процессе — в течение 3 месяцев со дня вступления в законную силу последнего судебного акта, принятием которого закончилось рассмотрение дела

Для взыскания судебных расходов после завершения рассмотрения дела по существу необходимо обратиться с заявлением о взыскании судебных расходов в суд первой инстанции. Суд назначает судебное заседание для рассмотрения заявления и вызывает стороны для участия в заседании.

Проигравшая сторона может представить свои возражения на заявления (например, заявив о завешенном размере расходов на представителя или о том, что расходы не связаны с рассматриваемым судебным делом). По результату рассмотрения суд выносит определение, которое может быть обжаловано.

После вступления определения суда в законную силу заявитель может получить исполнительный лист для принудительного взыскания расходов.

Таким образом, процесс взыскания судебных расходов после вынесения решения суда аналогичен исковому производству и по времени занимает примерно 2 месяца.

4. Расходы на представителя могут быть взысканы судом не в полном объеме

Стоимость услуг различных юристов, как и других специалистов, может существенно отличаться. При этом на ценообразование в сфере услуг влияет не только объем работы, но квалификация, репутация, навыки и иные критерии, напрямую не связанные с трудозатратами по делу.

Читайте также:  Условия оплаты труда в трудовом договоре

Поэтому для того чтобы обеспечить баланс интересов сторон, законодатель ввел такое понятие как «возмещение расходов на представителя в разумных пределах».

Данное требование предполагает, что судья, разрешая вопрос о взыскании расходов на представителя, должен оценить объем оказанных услуг, количество судебных заседаний, сложность спора и другие объективные параметры, не связанные с личностью самого представителя.

Однако, к сожалению, «разумность» при возмещении данных расходов не совсем соответствует реальности и средней рыночной цене оказываемых услуг. Например, в Москве средняя стоимость представления интересов в суде по несложным делам, рассматриваемым в 2-3 судебных заседания, составляет 30-50 тыс. руб., а средняя сумма возмещения таких расходов — 10-25 тыс. руб., то есть от 30 до 50 % от средней рыночной цены.

Данный нюанс необходимо учитывать доверителям при расчете бюджета на судебный процесс. Часто недобросовестные юристы вводят клиентов в заблуждения, гарантируя взыскание расходов на юридические услуги в полном объеме.

6. Расходы на оплату услуг штатного юриста не являются судебными расходами и не могут быть взысканы с проигравшей стороны

Выплата зарплаты и премий своим штатным сотрудникам, представляющим интересы компании в суде, не относится к судебным расходам.

Нередко компании прибегают к различным хитростям в таких случаях: например, заключают с штатным специалистом, в должностные обязанности которого не входит представление интересов компании в судах, гражданско-правового договора оказания услуг, однако и в этих ситуациях суды отказывают в возмещении судебных расходов, признавая такие действия злоупотребление правом (например, Постановление Арбитражного суда Центрального округа от 05.12.2019 г. № Ф10-4957/2019 по делу № А23-7545/2017).

Именно поэтому привлечение юридической компании для защиты интересов компании в судах (аутсорсинг судебной работы) зачастую экономически более выгоден, чем наем штатного юриста.

7. Право на возмещение судебных расходов есть не только у истца, но и у ответчика, если в удовлетворении иска будет отказано или он будет удовлетворен частично.

Закон гласит, что стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны («проигравшей стороны») все понесенные по делу судебные расходы. Это может быть как истец, так и ответчик.

Если суд отказал в удовлетворении иска, признав доводы и доказательства, приведенные истцом, недостаточными, то такой проигравшей стороной является истец. В этом случае судебный процесс будет стоить ему не только понесенных им расходов по оплате пошлин, услуг специалистов и пр.

, но расходов, которые понес ответчик в связи с рассмотрением дела.

Частичный отказ в иске также может являться основанием для удовлетворения требований ответчика о взыскании расходов на оплату услуг представителя пропорционально той части исковых требований, в которой истцу было отказано. Данный вывод подтверждается Обзором судебной практики Верховного Суда Российской Федерации №4, утвержденным Президиумом Верховного Суда РФ 20.12.2016 г.

8. Судебные расходы можно взыскать, даже если они оплачены иным лицом

Данный вывод нередко подтверждался судами кассационной инстанции и Верховным судом, однако суды первой инстанции по-прежнему нередко отказывают во взыскании расходов в подобных случаях.

Наш совет: лучше договор об оказании юридических услуг и документы об оплате оформлять от имени лица, являющегося стороной процесса, а если нет такой возможности, то подготовиться дополнительно обосновать оплату расходов третьим лицом (например, это могут быть заемные средства или возврат вам долга третьим лицом таким образом).

9. Возмещение судебных расходов не должно зависеть от того, отражен ли платеж в отчетности исполнителя

На практике довольно распространена ситуация, когда юрист или другой специалист, привлекаемый для участия в судебном процессе, принимает оплату своих услуг наличными без чека (под расписку или выдавая «приходник») либо на банковскую карту.

Верховный суд неоднократно обращал внимание нижестоящих судов на то, что при разрешении вопроса о возмещении судебных расходов добросовестность исполнителя как налогоплательщика не имеет значения. Суду важно установить, что оплата произведена именно услуг по представлению интересов доверителя в данном судебном деле.

То есть в договоре должен быть четко описан предмет договора, а в платежных документах указано назначение платежа.

10. На сумму судебных расходов могут быть начислены проценты

Если суд удовлетворил ваше требование о взыскании судебных расходов, то с даты вступления в законную силу судебного акта вы можете начислить и взыскать в судебном порядке проценты на сумму расходов на основании ст. 395 ГК РФ. 

11. Нотариальные расходы по удостоверению доверенности суд может подвергнуть сомнению

Иногда суды отказывают в возмещении расходов на оформление доверенности, если в доверенности помимо судебных полномочий, есть иные (например, полномочия по представлению интересов в отделе судебных приставов или Росреестре для исполнения решения суда). На данный счет нет устоявшейся практики, формально суд в таком случае прав (общая доверенность может использована для исполнения различных поручений доверителя, а потому возлагать расходы на ее оформление исключительно на ответчика несправедливо).

Требуется судебный юрист? Позвоните нам по телефону 8 (495) 223-48-91 или оставьте заявку на бесплатную консультацию. Мы изучим имеющиеся у вас документы и оценим шансы разрешения спора в вашу пользу. Работаем на результат — оплата услуг только при условии вынесения решения суда в вашу пользу. 

Бесплатная консультация юриста

Вс указал, как рассчитывать оплату услуг представителя

Вопрос о компенсации расходов на оплату услуг представителей выигравшей спор стороне как в отечественной правоприменительной практике, так и в судебной практике других государств остается дискуссионным.

Даже международные суды снижают размер расходов на оплату услуг представителей, заставляя тем самым выигравшую сторону смириться с неизбежностью, что ее расходы не будут компенсированы в полном объеме.

Вывод судов понятен – не допустить чрезмерного взыскания судебных расходов с проигравшей стороны спора.

ВС призвал детальнее мотивировать снижение размера оплаты услуг представителяСуд указал на необходимость устанавливать объем предполагаемых к исполнению обязанностей, какие из них были реально исполнены и чем данное исполнение подтверждается

Практика судов, в том числе арбитражных, по определению размера компенсации расходов на представителя всегда шла по пути их существенного снижения. Позиция Верховного Суда РФ, выраженная в Определении от 16 февраля 2021 г.

№ 2-КГ20-10-КЗ, на мой взгляд, не внесла ничего нового и в целом дублирует критерии определения расходов на уплату представителя, обозначенные в Постановлении Пленума ВС от 21 января 2016 г.

№ 1 (далее – Постановление Пленума ВС № 1), согласно которому при определении разумности могут учитываться объем заявленных требований, цена иска, сложность дела и продолжительность его рассмотрения, объем оказанных представителем услуг, время, необходимое ему на подготовку процессуальных документов, и другие обстоятельства.

Повторное рассмотрение вопроса в суде апелляционной инстанции, полагаю, не скажется существенным образом на повышении размера этих расходов – если суд и повысит его, то, скорее всего, незначительно: все зависит от обстоятельств дела, которые предстоит изучить при новом его рассмотрении.

Много вопросов вызывает и применение судами разъяснения ВС в Постановлении Пленума ВС № 1, согласно которому разумными следует считать такие расходы на оплату услуг представителя, которые в сравнимых обстоятельствах обычно взимаются за аналогичные услуги.

Как правило (как показывает мое наблюдение), суды не взыскивают расходы на представителей в полном объеме, если сумма расходов превышает средний установленный для аналогичных услуг размер, который обычно компенсируется при сравнимых обстоятельствах (на что указал Верховный Суд) в том или ином конкретном суде.

Таким образом, каждый суд уже субъективно сформировал свои представления о размерах судебных расходов на оплату услуг представителей, которые не имеют ничего общего с актуальными рыночными расценками на представительские услуги.

К сожалению, правоприменительная практика все дальше движется по пути чрезмерного снижения сумм расходов на оплату услуг представителя (несмотря на изменение рыночной конъектуры), «прикрываясь» так называемым принципом разумности и проявлением гуманизма в данном вопросе.

На мой взгляд, это лишь создает почву для злоупотреблений правом – независимо от процессуального статуса стороны спора, порождая тем самым неуважение к правам и свободам участников судопроизводства, формируя у одних скептическое отношение к защите своих прав, у других – предъявление необоснованных (ошибочных) требований (т.е. изначально лишенных перспектив удовлетворения) и т.п.

Напротив, если бы суды применяли нормы ст. 110 АПК РФ, ст. 100 ГПК РФ и ст.

112 КАС РФ, исходя из их буквального толкования во взаимосвязи с разъяснениями ВС о разумности компенсации судебных издержек, то, полагаю, под угрозой компенсации действительных судебных издержек с проигравшей стороны спора потенциальные участники судопроизводства более ответственно подходили к реализации их права на судебную защиту, прилагая больше усилий как к недопущению нарушения прав других лиц, так и к должной защите своих прав.

Вместе с тем в настоящее время отсутствие в законе четких критериев определения размера судебных расходов позволяет судам повсеместно и произвольно снижать его, и даже разъяснение Пленума ВС о критериях разумности расходов не имеет в правоприменительной практике решающего значения – суды свободно его «обходят», субъективно определяя средние размеры подлежащих взысканию расходов на оплату услуг представителей, оперируя общими формулировками об их разумности из Постановления Пленума ВС № 1, а вышестоящие судебные инстанции, не принимая во внимание доводы о произвольном снижении размера расходов, чаще всего ссылаются на переоценку доказательств «несогласной» стороной спора.

К сожалению, суды зачастую не придают должного значения рассмотрению вопросов об определении размера судебных расходов и установлению всех обстоятельств, связанных со сложностью дела и объемом оказанных представителем выигравшей стороны спора услуг, формально применяя разъяснения Верховного Суда и руководствуясь правилом: «выиграли дело, что еще вам нужно?!».

На мой взгляд, практика определения расходов на оплату услуг представителей схожа с практикой взыскания договорной неустойки, для снижения которой достаточно самого факта несогласия с ее размером, в связи с чем неустойка уже перестает стимулировать стороны договорных отношений к надлежащему исполнению обязательств, как и существенное снижение расходов на оплату представителей не «отрезвляет» нарушителей, а напротив – порождает с их стороны неуважение к правам и свободам других лиц, на которых судом возлагается бремя таких расходов.

Читайте также:  Узаконивание дачного домика и хозпостройки

Не могу однозначно выразить мнение, какие изменения следует внести в законодательство о компенсации судебных расходов на оплату услуг представителей, но могу утверждать, что с формальным отношением судов к рассмотрению вопроса о компенсации судебных издержек, допускающих возможность их произвольного снижения, необходимо бороться на законодательном уровне – путем закрепления в процессуальном законе четких критериев разумности расходов – без привязки к каким-либо минимальным и максимальным ставкам.

На начальном этапе считаю необходимым активное пресечение вышестоящими судебными инстанциями любых попыток нижестоящих судов при рассмотрении вопроса об определении размера компенсации расходов на оплату услуг представителей формировать собственные средние расценки «представительских» расходов, которые, как показывает практика, не соотносится ни с общими критериями определения размера судебных расходов на оплату услуг представителей (таких, как сложность спора, объем работы и т.п.), ни с актуальной рыночной стоимостью этих услуг.

В целом выраженная в Постановлении Пленума ВС № 1 позиция о разумности судебных расходов более чем понятна, но, на мой взгляд, для практического применения недостаточна, поэтому необходимо внесение изменений в процессуальное законодательство, в котором следует отразить не только более четкие критерии определения размера подлежащих взысканию «представительских» услуг (сложность спора и т.п.), но и раскрыть содержание разумности этих судебных расходов подобно тому, как описано в Постановлении Пленума ВС № 1, дабы сбалансировать интересы участников судопроизводства и не допустить как необоснованного занижения, так и завышения расходов.

Пандемию просят принять в зачет

Более двух десятков студентов-контрактников Московского государственного университета имени Ломоносова подготовили коллективный иск к вузу, выдвинув ряд финансовых требований. По договору обучение должно осуществляться в очной форме, указывают они, из-за перехода же на дистанционный формат качество учебного процесса «снизилось в разы».

Инициаторы разбирательства требуют произвести перерасчет за два семестра. Петицию с похожими тезисами на Change.org подписали уже более 22 тыс. человек. Эксперты отмечают, что речь идет о первом в России иске из-за перехода учебных заведений на дистанционный формат, истцам в суде предстоит доказать прежде всего факт снижения качества образовательных услуг.

В МГУ и в Минобрнауки ситуацию не комментируют.

Студенты Московского государственного университета имени Ломоносова, обучающиеся на договорной основе, до конца недели подадут в Никулинский суд города Москвы коллективный иск из-за дистанционного обучения. Об этом сообщили “Ъ” представители инициативной группы студентов и подтвердила адвокат, одна из представителей их интересов в суде Флоранс Ленская.

О том, что обучающиеся готовят подобный иск, первым сообщил Telegram-канал «Первый университетский». Ответчиком выступает МГУ, а Минобрнауки и правительство РФ указаны в нем в качестве третьей стороны.

В исковом заявлении (копия есть у “Ъ”) говорится, что весной во время карантина студенты не могли посещать лекции, пользоваться библиотекой и были лишены возможности личного контакта с преподавателями, тогда как это предусмотрено договором на обучение.

У студентов также отсутствовала возможность проведения полноценной практической и лабораторной работы, им был закрыт доступ к научно-исследовательскому оборудованию. «В процессе дистанционной передачи материала имели место технические сбои, что вызвано неготовностью используемых интернет-ресурсов,— говорится в иске.

— Преподавательский состав не был подготовлен к высокой степени информационной коммуникации, у него недостаточно выработаны навыки методик онлайн-преподавания и удаленной передачи знаний, в связи с чем дистанционные занятия превращаются в систему самообразования». При этом, указывают истцы, в соответствии с договором обучение должно осуществляться в очной форме.

Студенты настаивают, что при дистанционном обучении качество образования было существенно снижено, а переход на такой формат «произведен без научного подхода к разработке учебных планов и дисциплин в условиях онлайн-обучения».

«Серверы не выдерживают лекций с большим количеством слушателей, звук скачет, видео виснет, качество того и другого ниже среднего,— пояснил “Ъ” один из инициаторов иска, студент 3-го курса философского факультета МГУ Семен Беляев.— Иногда из-за проблем с нагрузкой на серверы могут отмениться все пары».

В связи с этим студенты просят суд обязать МГУ частично вернуть выплаченные ими средства за весенний семестр 2019–2020 учебного года и осенний семестр 2020–2021 учебного года. В иске не идет речь о конкретной сумме.

По словам госпожи Ленской, в ходе судебного процесса истцы планируют привлечь специализированную оценочную структуру для анализа снижения качества образования. Именно от этого и будут зависеть финансовые требования.

Адвокат уточнила, что ранее студенты обращались с подобной просьбой к ректору МГУ Виктору Садовничему, однако на письма им не ответили. Петицию студентов МГУ с аналогичными тезисами на Change.org подписало более 22 тыс. человек.

В исковом заявлении выдвинуты и другие финансовые требования: перерасчет стоимости проживания студентов в общежитии весной и отмена оплаты для тех, кто покинул общежитие на время «дистанционки».

Напомним, большинство вузов страны ушли на дистанционное обучение с 16 марта до конца учебного семестра.

В новом учебном году, с сентября, студенты учились в смешанном формате — часть лекций были перенесена в онлайн, другие проводились очно.

Однако с 16 ноября большинство вузов страны ушли снова на «дистанционку» по рекомендациям Минобрнауки. Приказ об этом в МГУ действует до особого распоряжения.

«Думаю, на скидку 50% мы смело можем рассчитывать, хотя по ощущениям всех тех, с кем мне приходилось говорить, продуктивность обучения упала на 70–80% точно»,— говорит Семен Беляев. По его словам, стоимость обучения на философском факультете составляет 350 тыс.

руб. в год. «За эту сумму можно пойти сразу на несколько лучших онлайн-курсов на платформах, которые специализируются на таком образовании уже много лет,— говорит он.— Что я непременно бы сделал, если бы хотел получать образование онлайн. Но я выбирал другое».

Отметим, претензии к качеству дистанционного образования возникают не только у студентов: согласно опросу Минобрнауки и Института социального анализа и прогнозирования РАНХиГС, большинство педагогов российских вузов обеспокоены, что переход в онлайн снижает качество знаний и грозит разрушением системы высшего образования в РФ (см. “Ъ” от 20 мая). Преподавательские профсоюзы также неоднократно заявляли о невозможности преподавания части программы в дистанционном формате.

В числе истцов выступает 21 студент, рассказывает Семен Беляев: «Остальные, к сожалению, боятся заниматься судебным разбирательством против главного вуза страны, переживают, что процесс замнут, а их потом отчислят как «несогласных», либо «возьмут на карандаш»». Отметим, что всего в МГУ, по данным сайта университета, обучаются 38150 человек. Ранее ректор Виктор Садовничий заявлял, что доля платного обучения составляет не менее 20%.

Экспертам не известно ни об одном аналогичном судебном споре по иску студентов об изменении платы за обучение и проживание в общежитии в России, хотя такой спор уже рассматривается в США, говорит адвокат юридической группы «Яковлев и партнеры» Евгения Рыжкова.

Партнер юридической группы «Гришин, Павлова и партнеры» Полина Павлова считает требования студентов правомочными: «Не зря стоимость дистанционного образования значительно ниже, чем очного».

«Для удовлетворения иска о перерасчете стоимости услуг по договору об образовании студентам нужно доказать в первую очередь некачественное оказание услуг, а также что качество предоставленного образования не соответствует тому, которое обучающиеся предполагали получить при заключении договора,— говорит эксперт.— Эти обстоятельства доказать довольно сложно». По ее мнению, ответчики, вероятнее всего, будут настаивать, что учебный план выполняется согласно утвержденному графику, обучающемуся предоставляется заявленное количество образовательных часов. Обычно в договоре есть указание на форму обучения — очную/заочную,— и на количество образовательных часов, которые должен предоставить вуз по программе. «Но почти всегда есть оговорки, что условия договора могут быть изменены в результате форс-мажорных обстоятельств, а также при вступлении договора в противоречие с вновь принятыми нормативными актами,— отмечает госпожа Павлова.— Это условие о форс-мажорах может трактоваться как в пользу студентов, так и в пользу вуза».

«Дистанционное обучение полностью вписывается в действующее законодательство и подходит для любой формы обучения,— говорит Евгения Рыжкова.— Объем дистанционного обучения не ограничен.

При таких обстоятельствах нельзя сказать, что услуга оказывается ненадлежащим образом, и применить законодательство о форс-мажоре».

Она напоминает, что законодательство о действии непреодолимой силы (форс-мажор) применяется в случаях, когда обязательство не может быть исполнено вовсе либо исполнено ненадлежащим образом.

В Минобрнауки не ответили на запрос “Ъ” с просьбой прокомментировать иск. Ранее в ведомстве заявляли, что российские университеты имеют право самостоятельно снизить стоимость обучения для студентов, обучающихся на коммерческой основе.

Вместе с этим в ведомстве обращали внимание, что переход на дистанционное обучение влечет за собой изменение образовательного контента, необходимость обеспечения вузов качественными программами и компьютерами и наем IT-специалистов. На увеличение затрат в связи с переходом на «удаленку» ранее жаловались “Ъ” и в самих учебных заведениях.

При этом глава Минобрнауки Валерий Фальков весной 2020 года заявлял, что вопрос об изменении стоимости правомерно ставить только в том случае, если качество образовательных услуг «очевидным образом» снизилось.

Председатель Всероссийского студенческого союза Олег Цапко не исключает, что иск может послужить примером для студентов из других вузов. «Снижение качества услуги будет легко доказать тем, у кого занятия не велись вообще какое-то время, в остальных же случаях, конечно, довольно непросто,— говорит он.

— У студентов нет инструментов, чтобы провести оценку, снизилось ли качество образования. Ее делает либо Рособрнадзор во время аккредитации или лицензирования вуза, либо специальные агентства, чьи услуги слишком дорогостоящие».

Господин Цапко соглашается, что у вузов также выросли расходы в связи с переходом на «удаленку», но отмечает: «Неправильно перекладывать издержки на студента».

В МГУ на запрос “Ъ” не ответили.

Читать далее

Анна Васильева

Интересное

Спор с вузом об оплате услуг

«Я чувствовал полное пренебрежение и равнодушие со стороны администрации университета.

Думаю, что, как нам и объяснили в этом году, добиться справедливости можно через систему права», – сказал 23-летний Абраам Баркхордар (Abraham Barkhordar), студент Гарвардской школы права, в интервью ABC News.

Он подал иск к университету, потому что стоимость обучения не изменилась, несмотря на переход в онлайн из-за пандемии коронавируса. 

В марте, в середине семестра, Баркхордара, студента юридического факультета, попросили срочно выехать из кампуса из-за пандемии. Он решил отправиться домой.

Это означало пересечь полстраны и жить с родственниками в одном доме.

Условия для учебы были так себе, рассказал студент: приходилось вставать в 5 утра на занятия, не было библиотеки, неотъемлемой части студенческой жизни, а также привычного обучения в группах. В итоге он начал отставать. 

После вопроса о стоимости такого «урезанного» обучения в вузе объявили, что она останется на том же уровне – $65 875 в год. 

Тогда студент пошел в суд. Пока его иск касается только весеннего семестра, но теперь в него могут включить и осень.

К концу семестра иски получили более 50 американских вузов. В числе ответчиков – Drexel University в Филадельфии, Columbia University в Нью-Йорке, Беркли, Университет Колорадо и другие. Истцы утверждают, что в изоляции не было полноценного обучения, и требуют компенсации.

Претензии студента

В иске против Гарварда Баркхордар выдвигает три претензии. Первая – несоблюдение условий контракта. «Студенты подписались под оговорёнными условиями, оплатили обучение и предполагали, что занятия будут очными в течение всего семестра.

Но это условие не было выполнено, потому что половина занятий прошла онлайн, а это нарушает условия договора», – отмечает один из представителей Баркхордара. Вторая претензия – неосновательное обогащение. Студенты платят за то, что они в итоге не получают.

Третий пункт – вузы конвертировали деньги за обучение в собственный доход, но не предоставили ничего взамен. 

Юристы рассчитывают, что иск станет групповым (Class action) и к нему присоединятся другие студенты Гарварда. 

В самом университете отказались от комментариев. На сайте вуза говорится, что в приоритете сейчас здоровье студентов, а также перечислены онлайн-инструменты, помогающие при удаленном обучении. 

Осенью вуз планирует продолжить дистанционные занятия. По словам Баркхордара, осенью условия для студентов даже ухудшатся. Например, профессора не будут записывать лекции. В ответ на жалобы студентов, что учиться из дома неудобно, представители университета посоветовали им решить проблему самим.

Например, скинуться и снять офис, где можно было бы заниматься. В школе права обещали выделить до $1 млн на нужды тех, у кого проблемы c интернетом. Также можно добровольно взять академический отпуск.

Другие престижные юридические школы – Стэнфорд или Джорджтаун – признают необходимость диалога со студентами, вузы планируют заниматься вживую осенью.

Иск к Гарварду – это далеко не первая претензия такого рода. Он может стать прецедентным, поскольку вуз задает тон для образовательной системы в США. «Я думаю, основной вопрос для вуза масштаба Гарварда, справедливо ли брать такие деньги со студентов в нынешних обстоятельствах», – говорит представитель Баркхордара.

Гарвард – один из богатейших вузов в США. По данным финансового отчета Гарварда за 2019 год, на конец прошлого финансового года фонд составил $40,9 млрд. Это больше, чем ВВП более половины стран мира. В самом вузе указывают, что расходы тщательно структурированы, а перерасход в одном месте вызовет дефицит в другом.

 

По мнению студента, вуз может позволить себе поддержать студентов в сложной ситуации.

«Это один из самых престижных вузов мира. Просто смешно, что они открещиваются от запросов студентов. Например, предлагают за свои деньги арендовать офис для учёбы. Я рад, что правосудие дает мне возможность этому противостоять», – говорит студент Гарварда.

Его юристы, выпускники того же вуза, уверены, что очное обучение не идет ни в какое сравнение с онлайн-обучением, где студенты лишены главного – реального взаимодействия с профессорами, политиками и судьями.

Ситуация в России

В марте комитет Госдумы по образованию и науке предлагал снизить стоимость обучения в вузах для студентов очного отделения при переводе на длительное дистанционное обучение из-за пандемии.

Рекомендации перевести студентов на удалёнку дало Минобрнауки, поэтому занятия в вузах проводились с помощью Zoom, Skype и других платформ. То, что формат поменялся, а цена осталась прежней, многих не устроило и вызвало вопросы к вузам.

Руководство отвечало, что снижать стоимость «не планируется» – такой ответ на вопрос и сегодня указан на сайте ВШЭ. 

В этом сюжете

Министр науки и высшего образования Валерий Фальков в апреле заявил, что вопрос об изменении стоимости правомерно ставить только в том случае, если качество образовательных услуг «очевидным образом» снизилось (цитата – РБК).

Он добавил, что в других случаях стоимость и другие условия обучения регулирует договор между вузом и студентом. Университеты же не торопятся идти навстречу студентам и дают формальные ответы.

Так, «Коммерсант» цитировал директора Института развития образования Высшей школы экономики Ирину Абанкину, которая настаивала: «Дистант – это не другая форма обучения.

Если говорить строго юридически, у нас формы обучения есть такие, как очная, очно-заочная, то есть вечерняя, и заочная. Дистантная у нас относится к образовательным технологиям». Другие ссылаются на то, что вузам пришлось потратиться на переход в онлайн.

Студенты в России просили вузы пересчитать стоимость обучения в этом году, но ответы вузов их не удовлетворили, поэтому учащиеся подписывали петиции (например, так поступили студенты ВШЭ и РГГУ).

До суда дело не дошло (о подобных спорах у «Право.ru» нет информации).

Но даже если кто-то обратится с иском к Минобрнауки и собственному вузу, то добиться перерасчёта стоимости за онлайн-семестр будет тяжело.

«Если бы мы говорили о трудовых отношениях, то перевод в онлайн можно было бы рассматривать как изменение условий труда», – говорит Елена Кожемякина, управляющий партнер юридической фирмы Федеральный рейтинг. группа Трудовое и миграционное право (включая споры)
.

В этом случае заключается допсоглашение, работники его подписывают, в том числе обосновываются и возможные изменения в зарплате. В период пандемии компании так и поступали. А если работодатель сделает что-то неправильно, то сотрудник может легко пожаловаться.

Но здесь такую параллель провести сложно, признает Кожемякина. 

По ее словам, когда речь идет о платных образовательных услугах, смотреть в случае иска нужно не на закон об образовании, а на договор между студентом-платником и самим вузом. Но в нем вряд ли прописаны изменения в связи с коронавирусом. Добиться на этом основании изменения стоимости маловероятно.

«Конечно, попробовать подать иск можно. Для этого нужны веские доказательства, аргументы и квалифицированный юрист в сфере образования», – говорит Кожемякина.

Многие в качестве доводов говорят, что не смогли получить новые знания и лишь решали текущие задания в онлайне, а хозяйственные и другие расходы вуза в это время снизились.

У учебных заведений контраргументов не меньше: нагрузка на преподавателей не упала, а даже выросла, вузы потратились на подключение онлайн-платформ и т. д. Более того, затраты они могут и подкрепить отчетами.

Перевод обучения в онлайн – это не инициатива вузов, а следствие пандемии и режима повышенной готовности.

«Многое в суде будет зависеть от аргументации и доказательств сторон, но перспективы таких исков я вижу весьма туманными», – признает Кожемякина.

Тем временем российские вузы объявили цены на следующий год обучения. В большинстве случаев ниже они не стали.

21 студент vs МГУ им. М.В. Ломоносова. Перспектива иска. Что надо знать о правовых нормах, регулирующих образовательные отношения, прежде чем идти в суд

Газета «Коммерсант» опубликовала статью о подготовке студентами коллективного иска к МГУ.

Как понятно из статьи, основные претензии студентов к МГУ:

  • договор об образовании предусматривал очную форму обучения, а занятия проводились с применением дистанционных образовательных технологий (ДОТ);
  • студенты не могли посещать лекции, пользоваться библиотекой и были лишены возможности личного контакта с преподавателями, тогда как это предусмотрено договором на обучение;
  • отсутствовала возможность проведения полноценной практической и лабораторной работы, им был закрыт доступ к научно-исследовательскому оборудованию;
  • в процессе дистанционной передачи материала имели место технические сбои, что вызвано неготовностью используемых интернет-ресурсов;
  • преподавательский состав не был подготовлен к высокой степени информационной коммуникации, у него недостаточно выработаны навыки методик онлайн-преподавания и удаленной передачи знаний, в связи с чем дистанционные занятия превращаются в систему самообразования.

Какие исковые требования будут предъявлены к МГУ:

  • взыскание выплаченных средства за весенний семестр 2019–2020 учебного года и осенний семестр 2020–2021 учебного года (в иске не идет речь о конкретной сумме. По словам представителя студентов, в ходе судебного процесса истцы планируют привлечь специализированную оценочную структуру для анализа снижения качества образования).

Вероятно будет применено положение о соответствующим уменьшении цены оказанной услуги, предусмотренное п. 1 ст. 29 ФЗ «О защите прав потребителей» (Закон РФ от 07.02.1992 N 2300-1).

  • Какая перспектива может быть у такого иска?
  • Уверен, что вероятность удовлетворения таких исковых требований крайне невелика.
  • И не потому, что ответчиком выступает МГУ и решение по такому иску будет иметь «прецедентный» характер по аналогичным спорам.
  • Отсутствие перспективы удовлетворения иска связано с отсутствием у истцов понимания как значений, так и действий правовых норм, регулирующих образовательные отношения.
  • Например, разберем довод: «договор об образовании предусматривал очную форму обучения, а занятия проводились с применением дистанционных образовательных технологий (ДОТ)».
  • Истцы считают, что очная форма обучения исключает применение дистанционных образовательных технологий.
  • Необходимо определиться с понятиями «очная форма обучения» и «дистанционная образовательная технология».
  • Очная форма обучения – это одна из пяти форм обучения, предусмотренных ФЗ «Об образовании».
  • Дистанционная образовательная технология – это только вид образовательных технологий, используемый для реализации образовательных программ.
  • Под дистанционными образовательными технологиями понимаются образовательные технологии, реализуемые в основном с применением информационно-телекоммуникационных сетей при опосредованном (на расстоянии) взаимодействии обучающихся и педагогических работников.
  • Самым простым примером использования дистанционной образовательной технологии является он-лайн занятие, когда педагогический работник, используя «программу-коммуникатор» проводит занятие для обучающихся, которые могут задавать педагогу свои вопросы.
  • Обучение в очной форме, предполагающей взаимодействие обучающихся и педагогических работников при реализации образовательных программ, может быть реализовано в том числе с использованием дистанционных образовательных технологий.
Читайте также:  Права пациента на приеме у терапевта

В соответствии с Указом Мэра Москвы от 05 марта 2020 года № 12-УМ «О введении режима повышенной готовности», Указом Мэра Москвы от 08 июня 2020 года № 68-УМ «Об этапах снятия ограничений, установленных в связи с введением режима повышенной готовности», Приказом Министерства науки и высшего образования Российской Федерации от 14 марта 2020 г. № 397, согласно которым в указанный период был введен запрет на посещение обучающимися образовательных организаций.

Также Приказом Министерства науки и высшего образования Российской Федерации от 14 марта 2020 г.

№ 397 предусмотрено требование к оказанию образовательных услуг исключительно на расстоянии с использованием электронного обучения и дистнционных образовательных технологий, в связи с чем в период действия вышеуказанных ограничений и требований все образовательные организации высшего образования были вынуждены оказывать образовательные услуги с использованием дистанционных образовательных технологий.

Даже если на период введения ограничений студенты не могли посещать лаборатории для проведения практических занятий, то это не означает что было нарушение оказания образовательных услуг. Такие практические занятия могут быть включены в расписание занятий после снятия ограничений и проведены в течение всего срока обучения.

Таким образом проведение занятий в период ограничений с использованием дистанционных образовательных технологий не должно являться основанием для уменьшения цены за оказанные образовательные услуги.

Будем следить за разрешением этого спора.

Универ требует деньги за обучение на заочке, на которое я не ходил, что делать?

Мы — ваш онлайн-юрист ????????‍⚖️Объясним пошагово, что делать в вашей ситуации. Разработаем документы и ответим на любой вопрос, даже самый маленький.

Все это — онлайн, с заботой о вас и по отличным ценам.

в 2017 году я поступил в МГУТУ за заочку. платил по месяцам и отходил и закрыл первую сессию. потом понял, что такое образование мне не нужно и перестал ходить и платить с января, а заявление на отчисление не написал. на летнюю сессию не приходил, а осенью решил забрать диплом, где с меня потребовали 70 тысяч рублей.

я пытался объяснить, что не получал образовательных услуг и мне не за что платить. на что они ответили: «ты заплатишь сам или через суд». я ушел и забыл про эту ситуацию. на днях пришло письмо, где пишется, что я должен оплатить эти 70 тысяч в течении нескольких дней, иначе ждет повестка в суд.

могу ли я не платить и забрать диплом, если я не получал образовательных услуг?

Руслна, добрый вечер.

потом понял, что такое образование мне не нужно и перестал ходить и платить с января, а заявление на отчисление не написал.

Руслан

В этом то и основная проблема, что Вы не написали заявление на отчисление. Из этого и следует, что не получали Вы образовательные услуги не по вине университета, а по собственной воли, что и дает ему право требовать с Вас выплату.

так по смыслу ст, 781 ГК РФ

2. В случае невозможности исполнения, возникшей по вине заказчика, услуги подлежат оплате в полном объеме, если иное не предусмотрено законом или договором возмездного оказания услуг.Консультация юриста бесплатно

  • Здравствуйте
  • Думаю сами услуги вам придется оплачивать- просто потому что вы от них не отказались — заявление об отчислении не подавали.
  • А так получается что услуги вам были оказаны- точнее вы ими не воспользовались- но это не вина исполнителя.
  • Они будут давить именно на это.

Порядок оплату у вас- это раздел 3.3 договора.

гк

ст 781

2. В случае невозможности исполнения, возникшей по вине заказчика, услуги подлежат оплате в полном объеме, если иное не предусмотрено законом или договором возмездного оказания услуг.

  1. Добрый день
  2. К сожалению, закон в этом случае не на вашей стороне
  3. Нужно понимать, что если вы купили буханку хлеба, но не съели её, то это не значит, что за нее не нужно платить

Вам были оказаны образовательные услуги, вы имели право ими воспользоваться (раздел 2.4. Договора)

  • Если вы ими не воспользовались по своему усмотрению, то это не значит, что услуга не была оказана
  • В случае, если вы хотели отказаться от исполнения договора, вы могли это сделать (раздел 4 Договора)
  • В случае, если вы имели претензии по качеству услуг, вы были вправе заявить соответствующие требования об оказании услуги ненадлежащего качества
  • То есть права у вас были, однако вы не реализовали их по своему усмотрению
  • Так что с большей долей вероятности иск образовательного учреждения о взыскании с вас денежных средств будет удовлетворён

Что нужно знать о возмещении судебных расходов?

Судебное разбирательство предполагает определенные издержки как для истца, так и для ответчика. В большинстве случаев издержки связаны с привлечением для защиты прав и законных интересов лиц представителя – юриста, обладающего определенными профессиональными знаниями и навыками.

Помимо затрат на представителя, к судебным расходам относят также и расходы, связанные с уплатой государственной пошлины, оплатой проезда сторон и их проживания, если судебное разбирательство осуществляется в другом городе, а также оплатой услуг переводчиков, экспертов и других специалистов и другие расходы, связанные с судебным разбирательством.

1. Чтобы взыскать судебные расходы с проигравшей стороны, необходимо предоставить суду платежные документы

Сам термин «судебные расходы» предполагает, что это затраченная на судебный процесс денежная сумма.

На практике часто встречается ситуация, когда сторона спора заключает договор с юристом (адвокатом) с условием об оплате «гонорара успеха», то есть некой суммы (фиксированной или процента от взыскания), которую доверитель должен оплатить только при условии выигрыша, а до победы в суде услуги юриста не оплачиваются доверителем. Такой «гонорар успеха» не могут быть заявлен к взысканию при рассмотрении искового заявления, так как на момент рассмотрения дела данные расходы стороной процесса не понесены.

Таким образом, для взыскания расходов с другой стороны необходимо предоставить документы, подтверждающие фактическую оплату, а не только обязательства по оплате (например, для возмещения расходов на юридическую помощь помимо договора с юридической компанией, предусматривающего оказание услуг по представлению интересов доверителя в определенном судебном деле, необходимо представить также документы, подтверждающие оплату по данному договору: кассовые чеки, платежные документы и пр.).

2. Для взыскания расходов на услуг представителя акт оказанных услуг не является обязательным документов  

Недобросовестные юристы при подписании договора оказания услуг нередко предлагают “формально”, “только для суда” подписать акт оказанных услуг, якобы для взыскания судебных расходов.

Знайте, что данный документ не является обязательным для взыскания судебных расходов (для их взыскания в суд надо предоставить договор, предусматривающий, что юрист оказывает услуги именно по этому делу, а также документ об оплате, который подтверждает, что клиент оплатил услуги юриста, то есть фактически понес расходы, а не на бумаге, никакие закрывающие документы суду не требуются). Подписывая акт оказанных услуг сразу при подписании договора, вы рискуете остаться без внесенной предоплаты и “юриста”.

3. Судебные расходы можно заявить к взысканию в иске, в судебном процессе до вынесения решения суда и в течение 3 месяцев после завершения рассмотрения дела

Возвращаясь к вопросу о взыскании «гонорара успеха»  с ответчика, необходимо отметить, что данные расходы можно взыскать с ответчика уже после рассмотрения дела, когда они будут оплачены.

То есть в иске вы не можете заявить о взыскании с ответчика «гонорара успеха», так как он не оплачен, но после завершения процесса в вашу пользу и оплаты услуг юриста вы может взыскать данные расходы, направив в суд отдельное заявление.

Также нередко бывают ситуации, когда доверитель вынужден оплачивать дополнительные услуги юриста в связи с защитой его интересов в апелляционной инстанции в связи с обращением другой стороны с жалобой на решение суда. Такие расходы также могут быть взысканы с проигравшей стороны после завершения судебного процесса или при рассмотрении судом жалобы.

Но здесь есть важное условие — срок, в течение которого можно обратиться для взыскания судебных расходов. Несмотря на то, что при уважительности причин пропуска срока он может быть восстановлен, все-таки рекомендуем обращаться в суд в установленные сроки.

Обратиться в суд для взыскания судебных расходов после рассмотрения дела можно:

  • в арбитражном процессе — в течение 3 месяцев со дня вступления в законную силу последнего судебного акта, принятием которого закончилось рассмотрение дела по существу
  • в гражданском или административном процессе — в течение 3 месяцев со дня вступления в законную силу последнего судебного акта, принятием которого закончилось рассмотрение дела

Для взыскания судебных расходов после завершения рассмотрения дела по существу необходимо обратиться с заявлением о взыскании судебных расходов в суд первой инстанции. Суд назначает судебное заседание для рассмотрения заявления и вызывает стороны для участия в заседании.

Проигравшая сторона может представить свои возражения на заявления (например, заявив о завешенном размере расходов на представителя или о том, что расходы не связаны с рассматриваемым судебным делом). По результату рассмотрения суд выносит определение, которое может быть обжаловано.

После вступления определения суда в законную силу заявитель может получить исполнительный лист для принудительного взыскания расходов.

Таким образом, процесс взыскания судебных расходов после вынесения решения суда аналогичен исковому производству и по времени занимает примерно 2 месяца.

4. Расходы на представителя могут быть взысканы судом не в полном объеме

Стоимость услуг различных юристов, как и других специалистов, может существенно отличаться. При этом на ценообразование в сфере услуг влияет не только объем работы, но квалификация, репутация, навыки и иные критерии, напрямую не связанные с трудозатратами по делу.

Читайте также:  Договор дарения на долю в квартире

Поэтому для того чтобы обеспечить баланс интересов сторон, законодатель ввел такое понятие как «возмещение расходов на представителя в разумных пределах».

Данное требование предполагает, что судья, разрешая вопрос о взыскании расходов на представителя, должен оценить объем оказанных услуг, количество судебных заседаний, сложность спора и другие объективные параметры, не связанные с личностью самого представителя.

Однако, к сожалению, «разумность» при возмещении данных расходов не совсем соответствует реальности и средней рыночной цене оказываемых услуг. Например, в Москве средняя стоимость представления интересов в суде по несложным делам, рассматриваемым в 2-3 судебных заседания, составляет 30-50 тыс. руб., а средняя сумма возмещения таких расходов — 10-25 тыс. руб., то есть от 30 до 50 % от средней рыночной цены.

Данный нюанс необходимо учитывать доверителям при расчете бюджета на судебный процесс. Часто недобросовестные юристы вводят клиентов в заблуждения, гарантируя взыскание расходов на юридические услуги в полном объеме.

6. Расходы на оплату услуг штатного юриста не являются судебными расходами и не могут быть взысканы с проигравшей стороны

Выплата зарплаты и премий своим штатным сотрудникам, представляющим интересы компании в суде, не относится к судебным расходам.

Нередко компании прибегают к различным хитростям в таких случаях: например, заключают с штатным специалистом, в должностные обязанности которого не входит представление интересов компании в судах, гражданско-правового договора оказания услуг, однако и в этих ситуациях суды отказывают в возмещении судебных расходов, признавая такие действия злоупотребление правом (например, Постановление Арбитражного суда Центрального округа от 05.12.2019 г. № Ф10-4957/2019 по делу № А23-7545/2017).

Именно поэтому привлечение юридической компании для защиты интересов компании в судах (аутсорсинг судебной работы) зачастую экономически более выгоден, чем наем штатного юриста.

7. Право на возмещение судебных расходов есть не только у истца, но и у ответчика, если в удовлетворении иска будет отказано или он будет удовлетворен частично.

Закон гласит, что стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны («проигравшей стороны») все понесенные по делу судебные расходы. Это может быть как истец, так и ответчик.

Если суд отказал в удовлетворении иска, признав доводы и доказательства, приведенные истцом, недостаточными, то такой проигравшей стороной является истец. В этом случае судебный процесс будет стоить ему не только понесенных им расходов по оплате пошлин, услуг специалистов и пр.

, но расходов, которые понес ответчик в связи с рассмотрением дела.

Частичный отказ в иске также может являться основанием для удовлетворения требований ответчика о взыскании расходов на оплату услуг представителя пропорционально той части исковых требований, в которой истцу было отказано. Данный вывод подтверждается Обзором судебной практики Верховного Суда Российской Федерации №4, утвержденным Президиумом Верховного Суда РФ 20.12.2016 г.

8. Судебные расходы можно взыскать, даже если они оплачены иным лицом

Данный вывод нередко подтверждался судами кассационной инстанции и Верховным судом, однако суды первой инстанции по-прежнему нередко отказывают во взыскании расходов в подобных случаях.

Наш совет: лучше договор об оказании юридических услуг и документы об оплате оформлять от имени лица, являющегося стороной процесса, а если нет такой возможности, то подготовиться дополнительно обосновать оплату расходов третьим лицом (например, это могут быть заемные средства или возврат вам долга третьим лицом таким образом).

9. Возмещение судебных расходов не должно зависеть от того, отражен ли платеж в отчетности исполнителя

На практике довольно распространена ситуация, когда юрист или другой специалист, привлекаемый для участия в судебном процессе, принимает оплату своих услуг наличными без чека (под расписку или выдавая «приходник») либо на банковскую карту.

Верховный суд неоднократно обращал внимание нижестоящих судов на то, что при разрешении вопроса о возмещении судебных расходов добросовестность исполнителя как налогоплательщика не имеет значения. Суду важно установить, что оплата произведена именно услуг по представлению интересов доверителя в данном судебном деле.

То есть в договоре должен быть четко описан предмет договора, а в платежных документах указано назначение платежа.

10. На сумму судебных расходов могут быть начислены проценты

Если суд удовлетворил ваше требование о взыскании судебных расходов, то с даты вступления в законную силу судебного акта вы можете начислить и взыскать в судебном порядке проценты на сумму расходов на основании ст. 395 ГК РФ. 

11. Нотариальные расходы по удостоверению доверенности суд может подвергнуть сомнению

Иногда суды отказывают в возмещении расходов на оформление доверенности, если в доверенности помимо судебных полномочий, есть иные (например, полномочия по представлению интересов в отделе судебных приставов или Росреестре для исполнения решения суда). На данный счет нет устоявшейся практики, формально суд в таком случае прав (общая доверенность может использована для исполнения различных поручений доверителя, а потому возлагать расходы на ее оформление исключительно на ответчика несправедливо).

Требуется судебный юрист? Позвоните нам по телефону 8 (495) 223-48-91 или оставьте заявку на бесплатную консультацию. Мы изучим имеющиеся у вас документы и оценим шансы разрешения спора в вашу пользу. Работаем на результат — оплата услуг только при условии вынесения решения суда в вашу пользу. 

Бесплатная консультация юриста

Вс указал, как рассчитывать оплату услуг представителя

Вопрос о компенсации расходов на оплату услуг представителей выигравшей спор стороне как в отечественной правоприменительной практике, так и в судебной практике других государств остается дискуссионным.

Даже международные суды снижают размер расходов на оплату услуг представителей, заставляя тем самым выигравшую сторону смириться с неизбежностью, что ее расходы не будут компенсированы в полном объеме.

Вывод судов понятен – не допустить чрезмерного взыскания судебных расходов с проигравшей стороны спора.

ВС призвал детальнее мотивировать снижение размера оплаты услуг представителяСуд указал на необходимость устанавливать объем предполагаемых к исполнению обязанностей, какие из них были реально исполнены и чем данное исполнение подтверждается

Практика судов, в том числе арбитражных, по определению размера компенсации расходов на представителя всегда шла по пути их существенного снижения. Позиция Верховного Суда РФ, выраженная в Определении от 16 февраля 2021 г.

№ 2-КГ20-10-КЗ, на мой взгляд, не внесла ничего нового и в целом дублирует критерии определения расходов на уплату представителя, обозначенные в Постановлении Пленума ВС от 21 января 2016 г.

№ 1 (далее – Постановление Пленума ВС № 1), согласно которому при определении разумности могут учитываться объем заявленных требований, цена иска, сложность дела и продолжительность его рассмотрения, объем оказанных представителем услуг, время, необходимое ему на подготовку процессуальных документов, и другие обстоятельства.

Повторное рассмотрение вопроса в суде апелляционной инстанции, полагаю, не скажется существенным образом на повышении размера этих расходов – если суд и повысит его, то, скорее всего, незначительно: все зависит от обстоятельств дела, которые предстоит изучить при новом его рассмотрении.

Много вопросов вызывает и применение судами разъяснения ВС в Постановлении Пленума ВС № 1, согласно которому разумными следует считать такие расходы на оплату услуг представителя, которые в сравнимых обстоятельствах обычно взимаются за аналогичные услуги.

Как правило (как показывает мое наблюдение), суды не взыскивают расходы на представителей в полном объеме, если сумма расходов превышает средний установленный для аналогичных услуг размер, который обычно компенсируется при сравнимых обстоятельствах (на что указал Верховный Суд) в том или ином конкретном суде.

Таким образом, каждый суд уже субъективно сформировал свои представления о размерах судебных расходов на оплату услуг представителей, которые не имеют ничего общего с актуальными рыночными расценками на представительские услуги.

К сожалению, правоприменительная практика все дальше движется по пути чрезмерного снижения сумм расходов на оплату услуг представителя (несмотря на изменение рыночной конъектуры), «прикрываясь» так называемым принципом разумности и проявлением гуманизма в данном вопросе.

На мой взгляд, это лишь создает почву для злоупотреблений правом – независимо от процессуального статуса стороны спора, порождая тем самым неуважение к правам и свободам участников судопроизводства, формируя у одних скептическое отношение к защите своих прав, у других – предъявление необоснованных (ошибочных) требований (т.е. изначально лишенных перспектив удовлетворения) и т.п.

Напротив, если бы суды применяли нормы ст. 110 АПК РФ, ст. 100 ГПК РФ и ст.

112 КАС РФ, исходя из их буквального толкования во взаимосвязи с разъяснениями ВС о разумности компенсации судебных издержек, то, полагаю, под угрозой компенсации действительных судебных издержек с проигравшей стороны спора потенциальные участники судопроизводства более ответственно подходили к реализации их права на судебную защиту, прилагая больше усилий как к недопущению нарушения прав других лиц, так и к должной защите своих прав.

Вместе с тем в настоящее время отсутствие в законе четких критериев определения размера судебных расходов позволяет судам повсеместно и произвольно снижать его, и даже разъяснение Пленума ВС о критериях разумности расходов не имеет в правоприменительной практике решающего значения – суды свободно его «обходят», субъективно определяя средние размеры подлежащих взысканию расходов на оплату услуг представителей, оперируя общими формулировками об их разумности из Постановления Пленума ВС № 1, а вышестоящие судебные инстанции, не принимая во внимание доводы о произвольном снижении размера расходов, чаще всего ссылаются на переоценку доказательств «несогласной» стороной спора.

К сожалению, суды зачастую не придают должного значения рассмотрению вопросов об определении размера судебных расходов и установлению всех обстоятельств, связанных со сложностью дела и объемом оказанных представителем выигравшей стороны спора услуг, формально применяя разъяснения Верховного Суда и руководствуясь правилом: «выиграли дело, что еще вам нужно?!».

На мой взгляд, практика определения расходов на оплату услуг представителей схожа с практикой взыскания договорной неустойки, для снижения которой достаточно самого факта несогласия с ее размером, в связи с чем неустойка уже перестает стимулировать стороны договорных отношений к надлежащему исполнению обязательств, как и существенное снижение расходов на оплату представителей не «отрезвляет» нарушителей, а напротив – порождает с их стороны неуважение к правам и свободам других лиц, на которых судом возлагается бремя таких расходов.

Читайте также:  Узаконивание дачного домика и хозпостройки

Не могу однозначно выразить мнение, какие изменения следует внести в законодательство о компенсации судебных расходов на оплату услуг представителей, но могу утверждать, что с формальным отношением судов к рассмотрению вопроса о компенсации судебных издержек, допускающих возможность их произвольного снижения, необходимо бороться на законодательном уровне – путем закрепления в процессуальном законе четких критериев разумности расходов – без привязки к каким-либо минимальным и максимальным ставкам.

На начальном этапе считаю необходимым активное пресечение вышестоящими судебными инстанциями любых попыток нижестоящих судов при рассмотрении вопроса об определении размера компенсации расходов на оплату услуг представителей формировать собственные средние расценки «представительских» расходов, которые, как показывает практика, не соотносится ни с общими критериями определения размера судебных расходов на оплату услуг представителей (таких, как сложность спора, объем работы и т.п.), ни с актуальной рыночной стоимостью этих услуг.

В целом выраженная в Постановлении Пленума ВС № 1 позиция о разумности судебных расходов более чем понятна, но, на мой взгляд, для практического применения недостаточна, поэтому необходимо внесение изменений в процессуальное законодательство, в котором следует отразить не только более четкие критерии определения размера подлежащих взысканию «представительских» услуг (сложность спора и т.п.), но и раскрыть содержание разумности этих судебных расходов подобно тому, как описано в Постановлении Пленума ВС № 1, дабы сбалансировать интересы участников судопроизводства и не допустить как необоснованного занижения, так и завышения расходов.

Пандемию просят принять в зачет

Более двух десятков студентов-контрактников Московского государственного университета имени Ломоносова подготовили коллективный иск к вузу, выдвинув ряд финансовых требований. По договору обучение должно осуществляться в очной форме, указывают они, из-за перехода же на дистанционный формат качество учебного процесса «снизилось в разы».

Инициаторы разбирательства требуют произвести перерасчет за два семестра. Петицию с похожими тезисами на Change.org подписали уже более 22 тыс. человек. Эксперты отмечают, что речь идет о первом в России иске из-за перехода учебных заведений на дистанционный формат, истцам в суде предстоит доказать прежде всего факт снижения качества образовательных услуг.

В МГУ и в Минобрнауки ситуацию не комментируют.

Студенты Московского государственного университета имени Ломоносова, обучающиеся на договорной основе, до конца недели подадут в Никулинский суд города Москвы коллективный иск из-за дистанционного обучения. Об этом сообщили “Ъ” представители инициативной группы студентов и подтвердила адвокат, одна из представителей их интересов в суде Флоранс Ленская.

О том, что обучающиеся готовят подобный иск, первым сообщил Telegram-канал «Первый университетский». Ответчиком выступает МГУ, а Минобрнауки и правительство РФ указаны в нем в качестве третьей стороны.

В исковом заявлении (копия есть у “Ъ”) говорится, что весной во время карантина студенты не могли посещать лекции, пользоваться библиотекой и были лишены возможности личного контакта с преподавателями, тогда как это предусмотрено договором на обучение.

У студентов также отсутствовала возможность проведения полноценной практической и лабораторной работы, им был закрыт доступ к научно-исследовательскому оборудованию. «В процессе дистанционной передачи материала имели место технические сбои, что вызвано неготовностью используемых интернет-ресурсов,— говорится в иске.

— Преподавательский состав не был подготовлен к высокой степени информационной коммуникации, у него недостаточно выработаны навыки методик онлайн-преподавания и удаленной передачи знаний, в связи с чем дистанционные занятия превращаются в систему самообразования». При этом, указывают истцы, в соответствии с договором обучение должно осуществляться в очной форме.

Студенты настаивают, что при дистанционном обучении качество образования было существенно снижено, а переход на такой формат «произведен без научного подхода к разработке учебных планов и дисциплин в условиях онлайн-обучения».

«Серверы не выдерживают лекций с большим количеством слушателей, звук скачет, видео виснет, качество того и другого ниже среднего,— пояснил “Ъ” один из инициаторов иска, студент 3-го курса философского факультета МГУ Семен Беляев.— Иногда из-за проблем с нагрузкой на серверы могут отмениться все пары».

В связи с этим студенты просят суд обязать МГУ частично вернуть выплаченные ими средства за весенний семестр 2019–2020 учебного года и осенний семестр 2020–2021 учебного года. В иске не идет речь о конкретной сумме.

По словам госпожи Ленской, в ходе судебного процесса истцы планируют привлечь специализированную оценочную структуру для анализа снижения качества образования. Именно от этого и будут зависеть финансовые требования.

Адвокат уточнила, что ранее студенты обращались с подобной просьбой к ректору МГУ Виктору Садовничему, однако на письма им не ответили. Петицию студентов МГУ с аналогичными тезисами на Change.org подписало более 22 тыс. человек.

В исковом заявлении выдвинуты и другие финансовые требования: перерасчет стоимости проживания студентов в общежитии весной и отмена оплаты для тех, кто покинул общежитие на время «дистанционки».

Напомним, большинство вузов страны ушли на дистанционное обучение с 16 марта до конца учебного семестра.

В новом учебном году, с сентября, студенты учились в смешанном формате — часть лекций были перенесена в онлайн, другие проводились очно.

Однако с 16 ноября большинство вузов страны ушли снова на «дистанционку» по рекомендациям Минобрнауки. Приказ об этом в МГУ действует до особого распоряжения.

«Думаю, на скидку 50% мы смело можем рассчитывать, хотя по ощущениям всех тех, с кем мне приходилось говорить, продуктивность обучения упала на 70–80% точно»,— говорит Семен Беляев. По его словам, стоимость обучения на философском факультете составляет 350 тыс.

руб. в год. «За эту сумму можно пойти сразу на несколько лучших онлайн-курсов на платформах, которые специализируются на таком образовании уже много лет,— говорит он.— Что я непременно бы сделал, если бы хотел получать образование онлайн. Но я выбирал другое».

Отметим, претензии к качеству дистанционного образования возникают не только у студентов: согласно опросу Минобрнауки и Института социального анализа и прогнозирования РАНХиГС, большинство педагогов российских вузов обеспокоены, что переход в онлайн снижает качество знаний и грозит разрушением системы высшего образования в РФ (см. “Ъ” от 20 мая). Преподавательские профсоюзы также неоднократно заявляли о невозможности преподавания части программы в дистанционном формате.

В числе истцов выступает 21 студент, рассказывает Семен Беляев: «Остальные, к сожалению, боятся заниматься судебным разбирательством против главного вуза страны, переживают, что процесс замнут, а их потом отчислят как «несогласных», либо «возьмут на карандаш»». Отметим, что всего в МГУ, по данным сайта университета, обучаются 38150 человек. Ранее ректор Виктор Садовничий заявлял, что доля платного обучения составляет не менее 20%.

Экспертам не известно ни об одном аналогичном судебном споре по иску студентов об изменении платы за обучение и проживание в общежитии в России, хотя такой спор уже рассматривается в США, говорит адвокат юридической группы «Яковлев и партнеры» Евгения Рыжкова.

Партнер юридической группы «Гришин, Павлова и партнеры» Полина Павлова считает требования студентов правомочными: «Не зря стоимость дистанционного образования значительно ниже, чем очного».

«Для удовлетворения иска о перерасчете стоимости услуг по договору об образовании студентам нужно доказать в первую очередь некачественное оказание услуг, а также что качество предоставленного образования не соответствует тому, которое обучающиеся предполагали получить при заключении договора,— говорит эксперт.— Эти обстоятельства доказать довольно сложно». По ее мнению, ответчики, вероятнее всего, будут настаивать, что учебный план выполняется согласно утвержденному графику, обучающемуся предоставляется заявленное количество образовательных часов. Обычно в договоре есть указание на форму обучения — очную/заочную,— и на количество образовательных часов, которые должен предоставить вуз по программе. «Но почти всегда есть оговорки, что условия договора могут быть изменены в результате форс-мажорных обстоятельств, а также при вступлении договора в противоречие с вновь принятыми нормативными актами,— отмечает госпожа Павлова.— Это условие о форс-мажорах может трактоваться как в пользу студентов, так и в пользу вуза».

«Дистанционное обучение полностью вписывается в действующее законодательство и подходит для любой формы обучения,— говорит Евгения Рыжкова.— Объем дистанционного обучения не ограничен.

При таких обстоятельствах нельзя сказать, что услуга оказывается ненадлежащим образом, и применить законодательство о форс-мажоре».

Она напоминает, что законодательство о действии непреодолимой силы (форс-мажор) применяется в случаях, когда обязательство не может быть исполнено вовсе либо исполнено ненадлежащим образом.

В Минобрнауки не ответили на запрос “Ъ” с просьбой прокомментировать иск. Ранее в ведомстве заявляли, что российские университеты имеют право самостоятельно снизить стоимость обучения для студентов, обучающихся на коммерческой основе.

Вместе с этим в ведомстве обращали внимание, что переход на дистанционное обучение влечет за собой изменение образовательного контента, необходимость обеспечения вузов качественными программами и компьютерами и наем IT-специалистов. На увеличение затрат в связи с переходом на «удаленку» ранее жаловались “Ъ” и в самих учебных заведениях.

При этом глава Минобрнауки Валерий Фальков весной 2020 года заявлял, что вопрос об изменении стоимости правомерно ставить только в том случае, если качество образовательных услуг «очевидным образом» снизилось.

Председатель Всероссийского студенческого союза Олег Цапко не исключает, что иск может послужить примером для студентов из других вузов. «Снижение качества услуги будет легко доказать тем, у кого занятия не велись вообще какое-то время, в остальных же случаях, конечно, довольно непросто,— говорит он.

— У студентов нет инструментов, чтобы провести оценку, снизилось ли качество образования. Ее делает либо Рособрнадзор во время аккредитации или лицензирования вуза, либо специальные агентства, чьи услуги слишком дорогостоящие».

Господин Цапко соглашается, что у вузов также выросли расходы в связи с переходом на «удаленку», но отмечает: «Неправильно перекладывать издержки на студента».

В МГУ на запрос “Ъ” не ответили.

Читать далее

Анна Васильева